Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?
Вечный Город
Новости:
Страниц: 1 2 3 ... 6 [Все]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Рассказ  (Прочитано 50650 раз)
0 Квиритов и 1 Гость смотрят эту тему.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« : 21 Апреля 2007, 01:19:48 »

Я придумала рассказ, маленький и немножко странный...  blush.gif я немного волнуюсь, как он будет оценен.

Коля Мишин приехал в аэропорт десять часов назад.
Ему было скучно.
Бродить по аэропорту, слушать однообразный звонок и вежливый голос, сообщающий, какие самолеты отправляются и какие задерживаются, наблюдать за движением толпы, мельканием стрелок на часах, покупать кофе в пластиковых стаканчиках - все это было сущие мелочи и чепуха по сравнению с той скукой, которую он испытывал не сегодня, не вчера и не завтра, а вообще, в течение всей своей жизни, в каждом ее отдельно взятом моменте, в каждой точечке пространства. Эта скука наполняла его чувством полного равнодушия, вгонявшего в какое-то оцепенение. Он приехал в аэропорт десять часов назад и последние три сидел на пластиковом кресле, бросив под ноги сумку - все тело затекло, но в этом было не больше смысла, чем во всем остальном окружавшем его мире.
Он был еще молод, двадцати трех лет, и ему попеременно казалось, что он прожил то миг, то вечность. Среднего роста, слегка курчавый, с тонкими чертами лица, на котором читалось полное отвращение к жизни - он был избалованным ребенком обеспеченных родителей, продуктом интеллектуального прессинга, порождением циничной и потребительски настроенной части общества. Он ни на секунду не сомневался, что если мир и вертится вокруг чего-нибудь, то непременно - вокруг него.
Когда-то давно он жил в городе Санкт-Петербурге, в большом доме, наполненном книгами, и ему казалось, что этого достаточно. Жажда знаний, которую он, будто бы воздух, втянул вместе с первым криком своей жизни - это была жажда, которую он когда-то пытался утолить, и часами просиживал в библиотеке - о, она казалось ему величайшим сокровищем, ведь чего там только не было!.. От античной философии до юридических учебников. Все это он старательно изучал, запоминал, но не мог понять главного - зачем он это делает. Шли годы, и постепенно он приходил к выводу, что не может дать ответа на этот вопрос. Он хочет знать, чтобы знать - а чего еще он хочет? Да и возможно ли все знать?
Ответов он не находил, а впереди по-прежнему простирались стеллажи с книгами, сотнями книг, и он знал, что все это - лишь ничтожная часть знаний, которыми обладает человечество, пусть даже эта крохотная часть, и та сама по себе казалась ему великой.
Однажды ему все это надоело. ОН сел в кресло и вскрыл себе вены.
Это было семь лет назад, и это была только первая попытка самоубийства. Впоследствии их было еще несколько, но потом... потом что-то произошло. В очередной раз, возвращаясь к жизни, он вдруг понял, что смерть ни в коей мере не значит нахождения истины - того, ЗАЧЕМ что-то искать. Зачем искать истину? Смерть не могла дать ответ на этот вопрос. Но жизнь, какой бы бессмысленной она ни была - возможно, могла.
Поэтому он решил жить и жить так, как ему подскажет случайность. Все усилия его разума, направленные на то, чтобы что-то понять, ни к чему не привели. Так может быть хотя бы случайное стечение событий подскажет?
Это было единственное, что его беспокоило в жизни - остальное подразумевалось само собой: на счету всегда были деньги, никто его не трогал (родители рассудили, что пусть он лучше живет, как хочет, лишь бы жил), и он обладал свободой, которая вносила окончательный вклад в уничтожение всякого смысла. Добиваться ему было нечего - для нормального существования все было, потому что были деньги; знания непостижимы, потому что их слишком много - зачем тогда вообще их получать? А что он хочет знать? И этого не знал.
Жизнь остального мира шла как-то мимо него и своим чередом. Никакого значения он этому не придавал и из бесконечной вереницы проплывавших мимо него лиц, событий ничего не выхватывал - но ему казалось (он был в этом почти уверен), что когда-нибудь (когда?) он увидит то, что должен был увидеть и поймет то, что должен был понять. Иногда на него накатывало отчаяние - ему начинало казаться, что этой случайности, которую он так ждал, не произойдет. Но, будучи одержим каким-то болезненным суеверием, он надеялся в глубине души, что причинно-следственные связи, которые ему неизвестны, когда-нибудь замкнутся... он подходил к двери, которая вела в зал ожидания и внутренний голос говорил ему: "Открывай ее левой рукой" - и он не смел открыть правой, а почему, не мог сказать. И переступал через порог правой ногой, или левой, каждый раз по-разному, как того требовал его внутренний голос - может быть, это была какая-то болезнь, а может быть, какое-то смутное ощушение того ,что он искал и никак не мог найти.
А сейчас он сидел в этом отвратительно неудобном кресле и ждал момента. При этом слушал какую-то музыку, но ему было все равно, что там играет, потому что это было не суть важно.
Какого момента он ждал? Он все время ждал чего-то; ему казалось, что интуиция приведет его к той случайности, которой он жаждет. Сейчас он ждал момента, когда он встанет и подойдет к кассе.
Через восемнадцать минут и тринадцать секунд он резко вскочил и побежал к кассе.
- Билет на ближайший самолет! - потребовал он и быстро выкинул вперед правую руку в знак протеста. - Только не говорите мне, куда он летит!
Девушка в окошке посмотрела на него как-то искоса, дежурная улыбка сползла с ее лица.
- Когда вылетает? - спросил Мишин.
- Через сорок пять минут.
Билет был куплен, выбор был сделан, так что он вдруг почувствовал страшную разбитость и усталость. Итак, он опять куда-то едет (летит), как это бывало не раз, ждет, как это было всегда; ну, а если он найдет какой-то ответ и смысл? Что тогда?
От этой мысли ему сделалось жутко и он поежился.



Самолет прилетел в какой-то город: Мишин включил музыку на полную громкость, чтобы не слышать подробностей, которые его не интересовали. В самом деле, какая разница, что это за город - это ровным счетом ничего не изменит. То, что город большой, тоже не важно; важно только то, что он здесь будет делать.
В самолете он как следует выспался, а когда сошел с трапа, то обнаружил вокруг себя глубокую ночь.
В темноте все предметы казались какими-то плоскими и безжизненными. Впрочем, такой неприятный эффект иногда возникал и при свете: Мишин шел по улице или по дорожке парка, и все вокруг казалось ему какой-то вечной и застывшей картинкой. Вот дорожка, вот кусты, вот солнце, вот лощадь - смотришь на изображение перед собой, делаешь шаг, а глубины картинки не возникает. А ночь и ширь аэропорта сделали сделали это чувство почти нестерпимым.
Он сел в такси и уехал в гостиницу. Спать ему не хотелось, так что он вышел на улицу и пошел, куда глаза глядят - страшно не было, может быть неожиданная смерть, которая ждет его в темных переулках, и есть та самая счастливая случайность? Но звать ее к себе он тоже не собирается: это должна быть именно случайность, он решил это раз и навсегда.
Сначала мимо проплывали яркие витрины магазинов, ресторанов, казино, а потом он свернул в какой-то переулок и, спотыкаясь, куда-то шел, не сбавляя темпа, чтобы не замерзнуть - стоял конец мая и ночной ветерок, пробиравшийся под ветровку, был неприятен. Мишин споткнулся о бордюр и подумал, что вот так же, наверное, Пиррон бродил по Греции, только его, Пиррона, удерживали друзья, чтобы он куда-нибудь ненароком не свалился, а его, Мишина, удерживает только какая-то случайность. Но почему удерживает, а не приводит?
Навстречу, пошатываясь, шел человек. Он грубо толкнул Мишина и что-то невнятно выкрикнул ему в лицо. Тот сразу резко повернул направо. Увидел дорожный знак - "стоп" и остановился. Постоял немного и пошел дальше.
Он понимал, что поиск какого-то значения в таких мелочах это полная глупость. Но как иначе ему  пытаться найти то, что он ищет? В поисках какого-то общего смысла он пытался видеть знаки во всем, что попадалось ему на пути, и вот это было самой вопиющей на свете бессмыслицей.
До утра было еще далеко.



Когда наступило утро, он сидел на оградке возле какой-то школы и пил минералку. Солнце выползало из-за горизонта (из-за здания школы), окрашивая мир в золотисто-розовый цвет. Мишин болтал ногами, взбивая пыль. Шло время, и густая тень от школы, теснимая солнечными лучами, медленно отползала влево, удаляясь от Мишина. Он думал о повторяемости этого явления и не находил в нем ничего интересного.
Весь день он бродил по городу, вернее, по улицам, не переступив ни одного порога магазина или какого-нибудь другого заведения, когда после наступления полудня прошла пара часов, почувствовал усталость, но идти в гостиницу не хотел. Он купил пачку цветных мелков в киоске и стал рисовать на асфальте бепорядочный разноцветный клубок - это как-то отвлекало от сводящего с ума однообразия того, что творилось вокруг, и расслабляло нервы.
Старательно двигая рукой по вытянутым траекториям округлыми движениями, он получал изображения того, что было похоже на локоны волос или на пружину, не отрывая руки, продолжал другим цветом, так что локоны-пружины переплетались, накладывались один на один, Мишин брал один мелок за другим, но тут тротуар внезапно кончился, - он споткнулся и упал спиной прямо на проезжую часть. Когда встал и поднял голову, то увидел, что на него смотрят - смотрели все, кто находился на более или менне близком расстоянии. Ну разумеется, его приняли за психа. Какое им дело до того, что он тут рисует! Вон какая-то мамаша с коляской - у нее сочувственный и настороженный взгляд. Вон там какие-то подростки гогочут и тыкают на него пальцем. На лавочке справа сидит человек, так что его видно в профиль. На Мишина не смотрит - смотрит куда-то вдаль.
Мишин прищурился, хмыкнул, и вдруг неожиданно для себя крикнул:
- Что уставились?!
Мамаша вздрогнула, схватилась за ручку коляски и поспешила уйти; подростки загоготали еще громче. Человек на лавочке... повернул голову, бросил на него быстрый взгляд, а через мгновение он снова затуманился и стал каким-то отсутствующим и жутковатым - человек отвернулся.
Мишин видел, как ветер треплет его слегка поседевшие волосы, как на плечо ему села муха - и сразу улетела, как с дерева упал листок, коснувшись его длинных тонких пальцев, а в следующее мгновение, увлекаемый порывом ветра - под ноги. Дерево за лавочкой шумело, подрагивание листьев плясало на немолодом, чуть исхудалом лице пестрым узором света и тени, и все это создавало какое-то странное ощущение гармонии движения и статичности.
Другой конец лавочки, освещенный солнцем и выкрашенной в ярко-синий цвет, резал по глазам. Мишин зажмурился, потом открыл глаза и посмотрел на свой рисунок. Мысленно сравнил его с запутанным клубком своей жизни. Или все-таки в этом клубке есть какие-то закономерности? Вздохнул, поднял голову и неожиданно для себе вздрогнул.
Мир вокруг каким-то странным образом менялся. Кусочек улицы, который можно было охватить взглядом, как-то выдвинулся вперед, солнечный жар сделался нестерпимым, но на лбу у Мишина выступил холодный пот. Какой-то частью своего ума он подумал, что хватил солнечный удар. Нетвердой походкой он прошел несколько метров и плюхнулся на лавочку. Закрыл глаза.
- Cur omnia ea facio? - спросил он, имея в виду свой художественный труд на асфальте. Вопрос был неразрешимым. -  Insania? Id hercle regebat!
Вслух он рассуждать не боялся, так как все равно никто не поймет. Вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд, откыл глаза и увидел, что там, где он стоял еще полминуты назад (на самой середине рисунка, в сплетениях разноцветных линий), теперь стоит тот, кто полминуты назад сидел на лавочке, и пристально на него смотрит.
Солнечный свет был таким ярким, что Мишину показалось, будто линии на асфальте дергаются или вибрируют, а рисунок оживает, вот сейчас они оторвутся от тротуара и...
Мотнул головой, все пропало, но тот смотрел на него со странным выражением сомнения на лице. Вдруг быстрой походкой подошел и сказал
- Insania ad eum advenire potest, qui nimis multa cogitat, videsne?
Надо ли упомянуть о том, что услышать от случайно встретевшегося на улице человека ответ на языке, на котором уже много лет никто не говорит, было неожиданно?
Мишин резко выпрямился.
- Insania melior quam stultitia, - отвечал как-то автоматически, а сам все смотрел вокруг и щурился от солнца.
- Глупость может сделать человека счастливым, а безумие не сделает, - сказал человек по-русски. - Что это за рисунки на асфальте?
- Я сам не знаю, - признался Мишин. Слабость внезапно прошла. - О жизни, наверное.
Он бросил взгляд на дорогу, по которой двигались машины, а наперерез выскакавали пешеходы, на моргиающий круг светофора, и добавил:
- А может, о том, что творится вокруг. Я могу умереть, а мой рисунок останется.
- А можешь и не умирать. Все равно останется, - усмехнулся человек.
- На некоторое время. До определенного момента. Смоет дождем, скорее всего... хотя сегодня дождя не будет.
- Может, и будет.
- Это нельзя знать наверняка.
- Но можно предположить.
- Зачем что-то предполагать, если и знать-то все невозможно? - Мишин вдруг почувствовал, как  по его душе распространяется какая-то внутренняя суеверная дрожь.
- А зачем все знать? Главное - понимать!
- Как можно понимать то, чего не знаешь?
- Возможно понять что-то, не осознавая, что понимаешь это. А знать все необязательно.
- Это невозможно.
- Вот именно.
Мишин вскочил.
- Так что тогда я должен понять, если все знать - невозможно?!
Упал опять на лавочку, закрыл глаза. Чувствовал, как судорожно дергается сердце, как будто хочет выпрыгнуть через горло. Когда открыл глаза, рядом уже никого не было. Снова вскочил, оглянулся - а его и след простыл. Вот только что еще стоял здесь, а сейчас?..
Мишин беспомощно оглядывался, но не видел его. Нервы были натянуты до предела. Но ведь он только что был здесь! Где он? Почему я его не вижу? Может быть, его и не было? Может быть, все это померещилось? Но если сейчас его нет, это не значит, что его не было! Если сейчас он его не видит, это не значит, что его вообще нет!
Мишин перебижал через дорогу, услышал вдогонку ругань из какой-то машины. Оглянулся, увидел свой рисунок: линии сплетались между собой в причудливой узоре. И вдруг подумал, что его, Коли Мишина, жизнь - только одна из этих линий. И в какой-то точке рисунка эта линия встретилась с другой... встретилась - и тут же разошлась. Но что он, Мишин, почувствовал, находясь в этой точке? А может быть он движется по одной из этих линий - вон по той, красной, или... потом переходит на зеленую?
Прислонился спиной к фонарному столбу и стер со лба пот. Конечно, можно предположить, что на красной, или - что на зеленой, предположить вообще можно все, что угодно, но как обстоит дело на самом деле?
"На самом деле", - подумал он, - "когда я нарисую это в другом месте, то и я буду в другом месте".
Он вернулся в гостиницу и проспал до самой ночи.

Проснувшись, он пытался повторить вчерашний ночной маршрут, но не смог. "Вчера не сегодня", - подумал Мишин и засмеялся, такой глупой показалась ему эта мысль. Понимаю ли я это?
Он резко остановился и повернул назад.

Солнце нещадно пекло и жарило все, что попадалось на его пути - на нагретом тротуаре валялись окурки, какой-то целлофановый пакетик, жевательная резинка. Коля Мишин стоит напротив лавочки, выкрашенной в синий цвет, и смотрит под ноги: не купить ли ему мелков, чтобы нарисовать что-нибудь на вот этом пространстве асфальта. Лицо у него ясное, как небо, развернувшееся над ним большим голубым куполом.
- Cur omnia ea facio? - спрашивает он сам себя, подразумевая, зачем он стоит здесь и чего ждет.
Прошел несколько шагов вперед и сел на лавочку: от ветра шелестит листва дерева за лавочкой, и на лице Мишина мелькает свет и тень.
- Scio unum: veritas non in scientia est, - говорит он сам себе, но никто ему не отвечает.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
BorgeN
Манипулятор со-знанием

Патриций
******

Репутация: 27
Offline Offline
Сообщений: 1711

WWW
« Ответ #1 : 21 Апреля 2007, 01:35:57 »

Цитата: Scaevola
что смерть ни в коей мере не значит нахождения истины
А ты не думала, что это обыкновенная усталость от жизни и уход от проблем?
Цитата: Scaevola
- Так что тогда я должен понять, если все знать - невозможно?!
А разве не достаточно понимать того, что знаешь?
Цитата: Scaevola
Глупость может сделать человека счастливым, а безумие не сделает
Еще как сделает! :yes:  Но лишь для него самого, а не для окружающих.
Записан

Мой новый адрес: http://borgen.mybb.ru/
Yury
Гость
« Ответ #2 : 21 Апреля 2007, 02:18:08 »

Для тех, кто не знает благородного языка квиритов

Cur omnia ea facio?                              Зачем все это делаю?
Insania? Id hercle regebat!                    Безумие? Боже, вот что это было!
Insania ad eum advenire potest, qui nimis multa cogitat, videsne? Безумие к тому прити может, кто слишком много думает, не так ли?
Insania melior quam stultitia,                 Безумие лучше чем глупость
Scio unum: veritas non in scientia est  Знаю одно: истины в знаниях нет
Записан
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #3 : 21 Апреля 2007, 02:28:48 »

Scaevola
Здорово! :)  Написано великолепно.
Тема выбрана очень удачная, только я пока что до конца не понял, к какому выводу ты здесь приходишь. После комментариев Юрия стало более понятно, но все же тут скорее просматривается размышление над вопросом, а не его решение, если только этим решением не считать последнюю реплику. И до конца остается неясным: ты разделяешь мнение свого персонажа?
Цитата: Scaevola
Возможно понять что-то, не осознавая, что понимаешь это.
Это что: новая идея, коренным образом изменившая твое мировоззрение или то, что вытекает из твоих прежних взглядов?
Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
Magnus
Гость
« Ответ #4 : 21 Апреля 2007, 02:36:54 »

Scaevola
Очень понравилось! :) Так читается легко, начал читать и забыл обо всем, забыл, что поставил воду вскипать...она так чуть и не выкепела. Тот человек на скамейке просто гениально придумано! Кто он? это не важно, каждый сам ответит на этот вопрос!! Ну все в воскресень сожусь писать рассказ, а то понимаю насколько у Сцев развито умение писать, тоже так хочу.
Записан
Yury
Гость
« Ответ #5 : 21 Апреля 2007, 03:30:51 »

Должен сказать, что мне очень понравилось. Не надо искать тут завязки, развязки и дидактической морали - нет тут этого! Как бы начали ни с чего, и закончили ничем, однако между этой начальной < 0| и  конечной |0 > пустотой возникла на мгновение безумно сложная и запутанная реальность. Такова и наша жизнь. Это красиво, как колышущаяся на ветру трава, освещенная фонарями дневного света. Как песни Pink Floyd из альбома Wish you were here. К сожалению понятнее я не могу сказать.
Записан
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #6 : 21 Апреля 2007, 05:32:46 »

Понравилось.
Ждать на одном месте десять часов - подвиг. Действительно, великая скука!
Цитата: Scaevola
он обладал свободой, которая вносила окончательный вклад в уничтожение всякого смысла.
Я бы сказал - в окончательное уничтожение его личности.
Цитата: Scaevola
странное ощущение гармонии движения и статичности.
Хорошо описано, образ очень выразителен, понятен.
Цитата: Scaevola
и на лице Мишина мелькает свет и тень.
Мне кажется, Мишин превратился в того старика. Это и есть главный вывод.

Заметил - образ лавочки и таинственных незнакомцев, заговаривающих с вами, сидя на ней, довольно распространен в литературе (вспомни булгаковского Воланда).
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #7 : 21 Апреля 2007, 07:33:32 »

Всем спасибо! :)
Приятно, что вам понравилось. Сегодня с утра просыпаюсь и с сомнением думаю - что я там вчера в первом часу ночи написала-то... и что все об этом скажут? :)

Отвечу на наши комментарии.
Цитата: BorgeN
ты не думала, что это обыкновенная усталость от жизни и уход от проблем?
Важно то, что об этом не думал мой герой. У него самостоятельная точка зрения.
Цитата: BorgeN
А разве не достаточно понимать того, что знаешь?
Вопрос должен быть адресован не ко мне, а к моим героям ;) видимо, недостаточно.
Цитата: Жан-Жак Руссо
Это что: новая идея, коренным образом изменившая твое мировоззрение или то, что вытекает из твоих прежних взглядов?
Да нет, не из прежних, вот конкретно эта сентенция была вчера мной вычитана из одной превосходной книжки ;) собственно, эта книжка меня и вдохновила в какой-то мере.
Цитата: Жан-Жак Руссо
я пока что до конца не понял, к какому выводу ты здесь приходишь.
-
Цитата: Yury
Не надо искать тут завязки, развязки и дидактической морали - нет тут этого! Как бы начали ни с чего, и закончили ничем, однако между этой начальной < 0| и  конечной |0 > пустотой возникла на мгновение безумно сложная и запутанная реальность. Такова и наша жизнь.
Ну правда закончили не совсем уже ничем ;) тут уж как каждый понимает. Может быть, он стал думать по-другому. А может быть, это не вполне тот Мишин, который был в начале рассказа.
Цитата: Дядюшка Оптат
Хорошо описано, образ очень выразителен, понятен.
Ой, ну к этоу я отнеслась с самым большим старанием при написании  :yes: хотелось сделать это так, чтобы у вас перед глазами сразу возникала картинка (интересно, кто как представил, у всех же по-своему :))
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #8 : 21 Апреля 2007, 09:25:05 »

Цитата: Scaevola
интересно, кто как представил,
Сидит на лавочке старик,
Уставившись, вперед глядит.
Играют тени на лице,
И он как-будто вдалеке.

Но он внимательно следит,
Хотя как-будто даже спит.
Шумит листва, подростки ржут,
Стоят в подъезде, водку пьют...

Старик вдруг глянул на меня,
И я увидел: он - есть я.
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #9 : 21 Апреля 2007, 12:21:46 »

Дядюшка Оптат
Гм, странно, неужели я так описала, что тебе представился старик?  :/ у меня другое представление... я ж не написала - "он был седой, лицо в морщинах". А "немолодое" лицо не значит - "старое". Ну, это уж твое личное понимание, просто для меня как-то странно по меньшей мере.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Yury
Гость
« Ответ #10 : 22 Апреля 2007, 03:31:35 »

Цитата: Scaevola
Ну правда закончили не совсем уже ничем ;) тут уж как каждый понимает. Может быть, он стал думать по-другому. А может быть, это не вполне тот Мишин, который был в начале рассказа.
Вот так < 0| или так |0 > обозначают в квантовой теории поля вакуумные состояния. Переход из вакуумного состояния в вакуумное - это типичный виртуальный процесс. Но иногда случается, что вакуумное состояние (состояние вообще без каких-то частиц) не единственно, и есть много неэквивалентных вакуумов. Тогда возможны переходы - прощелкивания, что-ли - из одного вакуумного состояния в другое, ему неэквивалентное. Такие процессы называют инстантонами.
Записан
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #11 : 22 Апреля 2007, 08:09:52 »

Цитата: Yury
Вот так < 0| или так |0 > обозначают в квантовой теории поля вакуумные состояния. Переход из вакуумного состояния в вакуумное - это типичный виртуальный процесс. Но иногда случается, что вакуумное состояние (состояние вообще без каких-то частиц) не единственно, и есть много неэквивалентных вакуумов. Тогда возможны переходы - прощелкивания, что-ли - из одного вакуумного состояния в другое, ему неэквивалентное. Такие процессы называют инстантонами.
Хм, Вам не кажется, что Вы, как говорил еще Пушкин, пытаетесь "поверить алгеброй гармонию"?
Давеча меня упрекали, что я превращаю тему о времени из естествено-научной в геликонскую. Теперь же происходит обратное...
Записан
Yury
Гость
« Ответ #12 : 22 Апреля 2007, 10:30:46 »

Цитата: Дядюшка Оптат
Вы, как говорил еще Пушкин, пытаетесь "поверить алгеброй гармонию"?
Ну да! Наука часто бывает поэтичной, но поэзия редко бывает научной ;)
Записан
Magnus
Гость
« Ответ #13 : 22 Апреля 2007, 21:28:39 »

я тут тожА расскизик написал, но че то мне он не очень нравиться, ладно как напечатаю выложу на ваш суд....
Записан
Nil Nihil
Поручик

Декурион
****

Репутация: 12
Offline Offline
Сообщений: 689
Via longa, crustum breve

« Ответ #14 : 23 Апреля 2007, 11:52:07 »

Сцевола, литературный стиль отличный, молодец. Я знаю людей, который специально учатся и у них так не получается. Ну, на насчет мысли за всем этим... ну ты знаешь, что я это не совсем разделяю. И да, в знаниях и правда истины нет, а правда - это худший вид лжи, по крайней мере для неподготовленного человека.

> Глупость может сделать человека счастливым, а безумие не сделает
"Я не страдаю безумием, я наслаждаюсь каждой его минутой!" :)
Записан

Рим падет, когда умрет последний римлянин.
Magnus
Гость
« Ответ #15 : 23 Апреля 2007, 13:20:24 »

Цитата: Magnus
я тут тожА расскизик написал, но че то мне он не очень нравиться, ладно как напечатаю выложу на ваш суд....
Когда прочел рассказ Сцев, тоже захотелось научиться так писать....вот мой первый рассказ (ээ ну вы не забывайте - первый блин комом ;) , главное чтоб этот первый блин Был)!

Константин Зорг.
Константин человек невысокого роста. От сидячей работы его, некогда стройное, тело приобрело некоторую полноту, светлые волосы средней длины окуратно уложены. Он из весьма интеллигентной и богатой семьи. Его отец был создателем профсоюза, в котором теперь руководит сын. С детства Константина приучали к балету, театру, поэзии…вообщем всем тем удовольствам, которым привержен узкий круг интеллигенции. Одна особенность его характера сразу обращает на себя внимание – крайнее равнодушие ко всему происходящему. Обеспеченность семьи лишила его необходимости беспокоиться о собственном благополучии, он не в чем не нуждался, чем всю жизнь вызывал зависть. Ему уже 42, он не женат и довольно одинок. Зорг собирает картины и книги, в его большой квартире, доставшейся ему от родителей, уже не хватает места ни для картин, ни для книг, он даже отвел комнату, как хранилище. Что удивительно за всю жизнь Зорг не прочел не одной книги полностью. Именно его отец отличался страстью к чтению, а сын за неимением каких бы то ни было увлечений, он просто делал как отец, копировал его; при этом он был глубоко уверен, что является обладателем не меньших знаний, чем знания отца, он считал само обладание книгой первостепенным…
- Зачем мне их читать? Они и так мои…
Он уважаем на роботе, он никогда не отказывает жалобам рабочих, ему нет разница, ведь папа делал так же.
Вот настало еще одно лето в его жизни. Каждое лето он берет отпуск и едет отдыхать за границу. Карата отца, на которой отмечено где и когда бывал отец, служит Константину средством выбора места отдыха. В строгой последовательности он следует этой карте, так же и в этот раз…Италия…Рим…
И вот он уже спускается с трапа самолета и движется к служащему отеля, держащего в руках табличку с надписью Зорг. Щедрое итальянское солнце слепит его глаза и на лбу появляются первые капельки пота. Первая неделя прошла быстро…памятники, музеи, вообщем культурная программа не вызвала интереса у Константина. Он смотрел с одинаковым безразличием и на Дворцы, и на итальянские кафешки, и даже величественный Колизей не вызывал у него ни восхищения, ни презрения, он относился ко всему просто никак…вот и кончается отпуск, пора лететь домой, вещи уже отвезены в аэропорт, до вылета 2 часа…он сидел и ждал вылета, когда гид предложил туристам в последний раз пройтись по улочкам города до какой то площади, и уже оттуда поехать в аэропорт…
Люди с радостью согласились, ну а Константину было все равно…вот уже видна площадь, час до вылета…Туристы шли через центр площади на другом конце их ждала машина в аэропорт…
В центре площади царило оживление, группа студентов-статистов проводит опрос населения, они задавали один единственный вопрос: Чего ты хочешь больше всего? Гид перевел его туристам и все оживленно и быстро приняли участие….а гид переводил. Неосознанно Константин тоже направился туда…
-«Здесь опрос проводят, надо на вопрос ответить – Что ты хочешь от жизни, ответьте одним словом, это условие»  - сказал гид.
Константин уже было хотел сказать….Чего? думал он, лицо его приобрело потерянный вид, Чего?
-«Чего я хочу?» - крикнул он на всю площадь, но его никто не понимал…он вцепился в воротник гида..
- «что мне нужно??»
Гид побледнел, уже пора было ехать, он долго, уже в истерике уговаривал Константина сесть в машину…
«Нет, НЕТ сначала скажи чего я хочу!!»
Туристы с гидом уехали в аэропорт у них не было другого выхода…самолет улетел
Константин стоял посреди площади и смотрел на плакат с вопросом, его сначала трясло, затем его лицо отразило пустоту…он продолжал  стоять...
Записан
BorgeN
Манипулятор со-знанием

Патриций
******

Репутация: 27
Offline Offline
Сообщений: 1711

WWW
« Ответ #16 : 23 Апреля 2007, 13:35:15 »

Цитата: Magnus
Зачем мне их читать? Они и так мои…
Хорошо. Мне такое утверждение нравится.
По поводу рассказа. Снизь возраст главного героя. К сорока годам уже успевают разочароваться в прежних целях, а не продолжать их искать (если это не клиническая инфантильность, конечно) Будь герою лет 22-25-я бы более реально ощутил его метания.
Записан

Мой новый адрес: http://borgen.mybb.ru/
Magnus
Гость
« Ответ #17 : 23 Апреля 2007, 13:46:42 »

Цитата: BorgeN
Снизь возраст главного героя.
да ладно, этот рассказ уже окончен  ;) , а на будущее учту  :bye: :yes:
Записан
Nil Nihil
Поручик

Декурион
****

Репутация: 12
Offline Offline
Сообщений: 689
Via longa, crustum breve

« Ответ #18 : 23 Апреля 2007, 13:49:12 »

Да, я тоже не верю. К сорока у него от такой жизни гормональный фон ушел бы в ноль и его ничего уже не интересовало бы. Никаких открытий или потрясений.

В 20-23 я бы поверил в такое. Только герой скучный? Чего вас всех так тянет на детей богатых родителей?
Записан

Рим падет, когда умрет последний римлянин.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #19 : 23 Апреля 2007, 21:36:31 »

Цитата: Nil Nihil
Сцевола, литературный стиль отличный, молодец
Спасибо, Нилыч ;) ну вообще-то, если честно, он даже необработан - просто написано и тут же отправлено. ДАже без перечитки. Возможно, так делать нельзя - ну все-таки, если хорошо получилось!
Magnus
Я твой еще прочту. У нас 4 утра, и я плохо сображаю...
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #20 : 23 Апреля 2007, 23:07:23 »

Magnus
Прочитала :)
Какие замечания будут. Надо тебе учиться иносказательности. Прямое изложение и повторение - "все равно" портят стиль. А когда ты говоришь так, чтобы было понятно, но так, чтобы читатель догадывался сам, это вносит изящество. Во-вторых, ты должен развивать интуицию. Знать, как поведет себя твой герой - я вот когда пишу, я этого не знаю. Допустим, когда я писала свой рассказ, я не знала, как поведет себя тот, кто сидел на лавочке. Возможно, он останется там сидеть, когда Мишин сядет на лавочку. Возможно, он скажет - "Здравствуйте, меня зовут..." (и причем, я уже прекрасно знала, как его зовут - а если этого не было в рассказе, это не значит, что этого вообще НЕ БЫЛО - смысл ясен? Что выхватывать в изложении из информации, которой ты обладаешь, ты решаешь по ходу дела). И только когда Мишин уже СЕЛ на лавочку, я понимаю, что тот человек оттуда ушел. Такая штука. И ты должен чувствовать, как будут вести себя твои герои. А у тебя сюжет немного скомкан вышел.
Но в целом у тебя есть перспективы :)
« Последнее редактирование: 23 Апреля 2007, 23:24:25 от Scaevola » Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #21 : 24 Апреля 2007, 10:55:34 »

Мой новый рассказ.
Сразу предупреждаю - несколько дикий жанр, непонятно, то ли рассуждение, то ли изложение, а скорее всего, все вместе.

за окном моросит мелкий дождь, так что город погружается в зыбкий мокрый туман. Это значит, что в миллиардах других мест, похожих на этот город, тоже, скорее всего, идет дождь; а может быть, в каком-то из них сейчас светит солнце, а небо свободно от тяжелых унылых облаков.
В общем-то, что-то подобное можно предположить насчет любого другого места, которое вы захотите себе представить. Можно вернуться на некоторое число моментов назад, и картина повторится - дождь или солнце, но мы, пожалуй, выберем солнце и определенное место: вы сейчас его увидите. Широкая улица, заполненная людьми - некоторые уже спешат с работы по домам, некоторые прогуливаются, туда-сюда снуют машины, кажется, что на этой улице совершенно показательно кипит жизнь всего человечества - вы можете вглядеться в лицо какого-нибудь прохожего, или заглянуть через стекло какого-нибудь ресторана, или, например, зайти вон в ту фотостудию, которая в двух шагах от вас. Но интереснее, конечно, посмотреть, что делают люди.
Взгляните, например, вон на того человека - слегка сутулясь, явно о чем-то размышляя, он идет вверх по улице, оглядывается на вывеску фотостудии - вам интересно, о чем он думает в этот момент? Вам интересны мысли других людей?
Но вам, кажется, нечем заняться - и мне тоже, так что пойдемте-ка следом. Может быть, это детское развлечение - устраивать что-то вроде слежки за совершенно незнакомыми людьми, во всяком случае, мне нравилось развлекаться в детстве подобным образом, но мы с вами можем проверить свою наблюдательность и попытаться сделать какие-то выводы - не зря же мы выбрали этот момент и это место.
Итак, давайте пойдем за ним, надо поторопиться, иначе в толпе можно быстро потерять направление движения. Я даже надену очки, чтобы не упустить его из виду. И вы прекрасно видите, что он остановился возле киоска со всевозможной всячиной. Можем ли мы сделать прогноз, что он там купит? Разве что на основе интуиции: ведь мы ничего о нем не знаем. Самое большее, что мы можем предположить - поскольку он худощавого телосложения, то вряд ли будет покупать пирожные по нескольку штук; впрочем, этот вывод может быть весьма ошибочен: у нас слишком мало информации, чтобы пытаться что-то предположить.
Вот он отчитывает мелочь и протягивает ее в окошечко киоска. Тут уже можно сделать кое-какие  заключения: естественно, что он не купит торт или коробку пирожных.
Человек, за которым мы наблюдаем, покупает булочку.
Хорошо, думаем мы, что дальше?
Подождите минуточку, говорите мне вы. Зачем мы с вами вообще все это устроили? Это какой-то бихевиористический эксперимент? Помимо этого, ничего разумного в вашу голову не приходит. А то, что мы с вами произвольно выбрали момент и место действия, произвольно выбрали объект нашего наблюдения - это, по-вашему, разумно? Все это представляет мир, в сущности, только в миниатюре. Вы любите науку? Ну разумеется. Вы можете выбрать предмет для изучения из бесчисленного числа предметов, но это не покажется нам глупостью - конечно, вы можете, например, исследовать какой-то класс бабочек, но если вы возьмете для исследования отдельно взятую бабочку, особенно, если мы предположим, что она обладает уникальным мышлением, это уже покажется вам глупостью?
Поэтому давайте пойдем дальше. Обычно продукты покупают для того, чтобы есть их. Но зачем покупать булочку именно в единственном экземпляре? Очевидно, чтобы съесть ее однажды. И, скорее всего, в недалеком будущем - может быть, потом мы с вами заглянем в момент, когда булочка будет съедена вместе с чаем, но это уже не суть важно, то, чем мы сейчас занимаемся - это пытаемся предсказать причины и следствия, насколько удачно это получится у нас? И, самое главное, сделаем ли мы какой-то общий вывод.
Мы можем остановиться и подождать, пока он пройдет мимо нас: он идет в обратную сторону. На лице у него читаются какие-то сомнения, и мы практически с уверенностью можем сказать, что это не по поводу булочки. Как нам проникнуть в глубинные мысли другого человека? Как знать, о чем он думает сейчас? Начнем хотя бы с такого: о плохом или о хорошем? Мы не можем ответить даже на такой общий вопрос.
Но давайте не будем унывать: возможно, мы еще сумеем разобраться.
Он проходит мимо нас и идет вниз по улице, проходит мимо ресторана, магазина, фотостудии, аптеки, нам приходится здорово поработать локтями, чтобы поспеть следом, а мы даже не знаем, долго ли нам еще придется идти, но, кажется, недолго, потому что вы внимательны, и видите, что он смотрит на вход большого стеклянного здания, которое находится на углу: какая-то компания, ага, думаете вы, значит он там работает - скорее всего!
Вот мы и сделали первый более или менее приблизительный вывод: конечно, не факт, что он окажется истинным, но из него вытекают следствия - этот человек вышел с работы, чтобы купить себе булочку, и сейчас туда возвращается. Если бы ему надо было туда по какому-то другому делу, то, скорее всего, он бы не пошел туда с хлебо-булочным изделием. Значит, он все-таки там работает. Маленький кусочек информации в виде булочки помог нам сделать этот вывод.
Конечно, против дедуктивных умозаключений можно выдвигуть множество претензий, и они даже могут быть обоснованными, но только в какой-то мере. В каких случаях мы можем положиться на дедукцию? Если мы не обладаем необходимыми данными, то - как на проверку индуктивного умозаключения, которое само по себе ничего не стоит. А если мы располагаем еще каким-то количеством данных? Предположим, мы знаем, о чем думает этот человек - можем ли мы предсказать то, что он сделает в следующую минуту? Даже младенцу ясно, что никакая дедукция тут не поможет. Но как нам сделать предсказание? Мы должны знать - совершенно определенно! -  полный алгоритм его мышления, примерную схему для каждой ситуации. Но даже в этом случае мы не сможем дать точное предсказание. Впрочем, кое-какие выводы мы уже сделали. Но смотрите-ка, он замедляет свой шаг, что бы это могло значить? Еще пара десятков метров, и он мог бы войти в здание своей компании, съесть свою булочку и выпить свой чай. Почему он этого не делает?
А теперь он поворачивается и идет в нашу сторону, то есть - назад, по направлению к киоску, ресторану, аптеке и так далее... мы знаем: если бы он о чем-то забыл, а потом вдруг вспомнил, и решил вернуться, то остановился бы резко, и тут же развернулся бы назад. Но мы наблюдали иную картину: а это значит, что он над чем-то думал, и вот все-таки решил это реализовать.
Но посмотрите-ка на его лицо! Я бы хотела знать, о чем он сейчас думает. Я вижу у него на лице какое-то решение и какой-то вывод, о котором мы, конечно, можем только догадываться - нет, и это сказано плохо, не догадываться и даже не предполагать, а только гадать. Посмотрите-ка: с его лица сошла тень сомнения, и вот оно озарилось теплой улыбкой.
Сопоставив всю информацию, которая имеется у нас на данный момент, давайте попробуем наконец предсказать, что он сейчас сделает!
Может быть, это будет трудно для вас, ну так я подскажу: он идет в фотостудию.
А пока мы не дошли до нее, у нас есть несколько секунд на размышление. Вообще, не кажется ли вам извращением делать выводы насчет того, какие выводы делает другой человек на основе каких-то ранее полученных выводов? Пожалуй, нет, это интересно! Мы можем сказать одно: вывод, который он сделал, был положительного характера.
Подождем, пока он не выйдет из фотостудии.
И вы, и я почти уверены, что он выйдет с фотографиями. Так и есть! Но фотографии лежат в бумажном пакетике и мы не можем видеть, кто изображен на них. Но это не имеет никакого значения для того, чем мы занимаемся: мы поняли главное!
Мы поняли, что его мысли были заняты каким-то человеком, который изображен на фотографиях в бумажном пакетике. Таким образом, почти вся информация, которую мы получили, оказалась лишней - мы понимаем теперь, что главное и собственно то, что требовалось нам - лежит в конверте, а булочка и здание компании - это те данные, которые мы можем отбросить.
К сожалению, любой процесс постижения неизбежно сталкивается с огромным количеством таких данных, которые поначалу могут показаться существенными. Но они и не являются бессмысленными: если мы захотим исследовать этого человека более подробно, эта информация будет для нас важна.
Но у нас были другие цели; мы рассматривали только несколько моментов - теперь мы можем оставить его в покое. Можно проделать что-нибудь подобное еще раз, если хотите; но с меня на сегодня хватит: я уже как целый час лежу в кровати и смотрю сны, спит даже мое беспокойство, моя тревога по поводу того, что произойдет в тот момент на этой шумной улице и какой последует вывод - я узнаю это только завтра.

Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #22 : 24 Апреля 2007, 12:55:22 »

Цитата: Scaevola
Но в целом у тебя есть перспективы
вот и хорошо :yes:
Цитата: Scaevola
Мой новый рассказ.
ты чего реально следила? или это воображение...
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #23 : 24 Апреля 2007, 13:07:54 »

Цитата: Magnus
ты чего реально следила? или это воображение...
Я не могу сказать - да, но не могу сказать - нет :)
Как насчет оценки?
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #24 : 24 Апреля 2007, 13:18:22 »

Цитата: Scaevola
Как насчет оценки?
я лично чего то смысла не заметил....
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #25 : 24 Апреля 2007, 13:23:37 »

Magnus
О процессе познания и производства выводов.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
yury
Гость
« Ответ #26 : 25 Апреля 2007, 14:35:51 »

Когерентность

Никогда не знаешь точно, в какой именно вселенной окажешься. Они отличаются какими-то мелкими деталями и неуловимыми вариациями. А результат может оказаться прямо противоположным. Как знать, каким он будет здесь...
Она сделала явную ошибку, не захотела слушать никаких советов и ушла спать. А у меня впереди еще целая ночь работы. Надо пойти купить чего-нибудь к чаю и садиться за работу. Набрасываю легкую курточку, оставив свитер на спинке стула - днем уже очень тепло, ветви дереьев покрыты распускающимися почками, через неделю это будут настоящие листья. Еще довольно рано, наверное светит солнце - главное, чтобы не моросил дождь, как это часто бывает. Хотя, какая разница, фотографии я все равно решил сегодня не печатать - пусть все определится. Телефон оставляю на подоконнике - в это время мне никто позвонить не может, беру ключи, зачем-то бросаю в карман флеш-карту Transcend, и выхожу. В это время на работе кроме меня уже никого нет, поэтому закрываю дверь на ключ и поднимаюсь по лестнице на улицу. Действительно очень тепло, я не ошибся. На нашем квартале людей совсем мало, но уже кварталом выше людей намного больше. Прохожу мимо самодовольно глядящего на меня с витрины Черчилля с сигарой в зубах. Вокруг мимо сверкающих витрин прогуливается немало людей, но мне не до прогулок - я тороплюсь. Мельком бросаю взгляд на рекламный щит фотографии, располагающейся в одном из двориков непонятно каким образом сохранившимся между дорогими магазинами, но сегодня я туда не пойду. Аккуратно обхожу музыкантов, барабанящих какие-то ритмы - у них неплохо получается, но мне мимо них приходится часто ходить, не должен же я им всякий раз платить. Поворачиваю налево и захожу в магазин. Беру пару бубликов и шоколадку - на ночь этого должно хватить. И возвращаюсь обратно. Снова бросаю взгляд на рекламный щит фотографии - но мне же туда не надо! И я иду дальше, разве я принял неправильное решение? пусть все определится! Ошибка должна быть исправлена, тогда о чем-то можно будет говорить! Стоп. Разве мы не чувствовали мысли друг друга, распространяющиеся, как сквозь прозрачный кристалл, и возвращающиеся обратно не только неискаженными, но и усиленными?  когерентность или всегда была и всегда будет, или ее просто никогда не было! А я чувствую, что она есть. Значит я должен принять не только все ее достижения, но и ошибки.  Потом я должен постараться эти ошибки исправить - это мои ошибки тоже. Так что все уже давно определилось! Я должен вернуться: -- Вы можете напечатать фотографии  с jpeg'а? -- Ну конечно, это наша работа... Качество не очень хорошее, вы что ее по интернету получили? -- Да, по интернету -- Я вам советую пойти в обычную фотографию, они тоже умеют такие делать, но вам это обойдется в 10 раз дешевле -- Нет, давайте я лучше у вас их отпечатаю прямо сейчас. И вот я уже возвращаюсь, счастливый - я многое понял за эти минуты, с фотографиями  в прозрачном файле, но держу я его так, чтобы всякие любители бихевиористических экспериментов не подглядывали! Так что здесь все сложилось благополучно...
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #27 : 25 Апреля 2007, 22:21:34 »

Yury
Хорошая интерпретация придуманного мной сюжета!  :yes:
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
yury
Гость
« Ответ #28 : 25 Апреля 2007, 22:44:06 »

Спасибо! ;)
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #29 : 26 Апреля 2007, 09:21:28 »

Я продолжаю.
Не удивляйтесь, что все прямо или косвенно связано с одним и тем же ;) возможно, на самом деле это части какого-то одного произведения, кажущиеся поначалу отдельно взятыми кусочками. Возможно, это так - а может быть, и нет.

МАЛЮТКА И ТО, ЧТО ТАМ

75 километров от города - это же так далеко!
Меня ведь может укачать - ехать три часа.
Так думала Малютка, залезая в большой автобус. Следом за ней заходила мама: в руках у мамы была большая сумка, из которой торчал пластиковый термос, сам термос голубого цвета, а крышка - розового.
Не прошло и трех минут, как автобус наполнился детьми: ученики пятого класса "Б" Гимназии № 1 (самой лучшей в городе школы!) выезжали на природу.
Но из 33 детей, составлявших  5 "Б" класс, нас интересует тот ребенок, у чьей мамы в руках сумка с вышеописанным термосом.
Малютка хрупкого телосложения, задумчивая на вид, у нее большие серо-зеленые глаза, а темные, почти черные волосы заплетены в косички, одета в старые вещи, предназначенные специально для таких случаев. временами она может вздыхать - взрослым непонятно, отчего, так что на нее смотрят с умилением и иронией. Отчего может вздыхать десятилетняя Малютка? Явно не от каких-то глубоких размышлений.
Автобус едет по дороге, мелькают деревья, названия которых Малютка не знает, поля, овраги, иногда к самой дороге подступают высокие сопки. Класс дружно поет песни, но Малютка не поет - во-первых, она не любит петь песни. Во-вторых, она не понимает, зачем их петь.
За три часа дороги она успела несколько раз нажаловаться маме, что устала и хочет быстрее выйти - конечно же, она уже хочет съесть какой-нибудь вкусный бутерброд из сумки и выпить сладкого чаю из термоса. Мама, красивая женщина с темными волосами до плеч, ласково просит ее немного потерпеть.
Но вот наконец автобус подъезжает к турбазе. Надо заметить, такие моменты - самые ужасные моменты любого путешествия: когда осталось совсем немного, но уже как следует укачало, а автобус плетется еле-еле, чтобы припарковаться, остается вдохнуть побольше аоздуха и терпеливо ждать, когда же это закончится. И даже когда автобус наконец остановится, все равно продолжает казаться, что движешься, движешься куда-то по инерции, и к горлу подкатывает тошнота.
Нетвердым шагом Малютка сходит на землю.
По правде говоря, она ожидала чего-то большего от турбазы, которая находится аж за 75 километров от города. И что она видит? Белое, обшарпанное двухэтажное здание, слегка прикрытое тонкими силуэтами высоких тополей - их кроны так высоко-высоко, и они шумят от ветра. Справа - большая площадка, на ней несколько качелей в виде полукруга, если сесть на его разные стороны, то он начнет раскачиваться. Дальше - лес, деревья, ухабы, песок, трава, комары... и наверное, клещи, да, Малютка кое-что слышала о них, и при мысли о клещах ей становится не по себе.
Рядом со зданием - пара деревянных столов, разбухших от дождя, а потом вновь просохших - сколько раз, Малютка не знала, - и лавочки. дерево такое старое, что приобрело своеобразный бледно-серый цвет.
Вот как выглядела та самая турбаза.
Малютка опять вздохнула - это не значило, что она чем-то недовольна. Это значило, что она делает какие-то внутренние выводы.
Хотя все вокруг выглядело не очень привлекательно, зато стояла почти полная тишина, слышно было только, как шумит ветер и как колеблются листься на вершинах тополей... мигновение назад. А сейчас из автобуса с громкими криками валят одноклассники (зачем кричать, Малютка тоже не понимала, равно как и - для чего бегать друг за другом).
Ей захотелось пойти покататься на качелях. Выкрашенные когда-то давно в желтый цвет, теперь они заржавели, краска отваливалась маленькими твердыми кусочками. Вместе с ней кататься на качелях пошла девочка Аня - про нее нельзя сказать "подружка", так что просто скажем - девочка Аня.
Качели медленно, как бы нехотя начинают свое движение, и лес будто бы раскачивается вверх и вниз, вверх и вниз... Аня так энергично раскачивает качели, что Малютке становится страшновато.
Тем временем родители раскладывают на столах скатерти и достают съестные припасы. Ветер еще больше усиливается, так что Малютке очень хочется попить горячего чаю. Ей нравится ветер: он движется в любую сторону, свободно, он может взлететь высоко-высоко, носиться между деревьями, над крышей здания, может поднимать с земли листья и кружить их - она еще не очень понимает это, но ее восхищает величие природы, которое она перед собой видит.
Едва только достали еду, как все налетели на нее так, как будто до этого не ели несколько дней - в том числе и наша Малютка. Проходит десять минут - и стол как будто осиротел, наполнившись пустыми кружками, фантиками, пакетиками, обертками...
Потом учительница повела всех в лес, а Малютка пошла гулять по полю, без мамы - она не помнила, куда ушла мама, но не боялась идти одна.
Одноклассники удалялись вглудь леса, шум стихал, так что скоро она могла в полной мере насладиться тишиной и безлюдностью этого места.
Она не помнила, сколько бродила - но когда вновь вернулась к столу с остатками еды, недопитый чай в кружках уже замерз: стояла осень.
Почему-то она обратила внимание на маленькую железную кружку, в ней немного чая и какая-то пушинка, как бы прилипшая к поверхности жидкости. Может быть, это паутинка.
Никого рядом нет, и Малютка думает, что хочет загадать какое-нибудь желание: ей кажется, что если она сейчас выпьет этот чай, на котором так загадочно блестит паутинка, то оно непременно сбудется. Но что она загадала, никто не знает - берет кружку и залпом выпивает весь оставшейся чай.
Спускаются сумерки, становится холодно, пора идти внутрь здания - ведь приехали с ночевкой, уезжать только завтра с утра. И вот она уже в комнате: несколько кроватей, поломанный стул, стены, покрытые штукатуркой, а в углу...
А в углу...
Малютка нетерпеливо зовет одноклассников, и вот не проходит и минуты, как пять или шесть из них уже стоят рядом с ней, там, где Малютка увидела дверь.
Эта дверь - прямо в комнате. Но ее нельзя открыть! Она плотно прилагет к косякам, вдавленная в них сантиметров на пятнадцать. Дверь узкая, цвета слоновой кости, в трещинах старой краски, по углам дверного проема скопилась пыль. Пыль залегла и в углублениях двух досок, набитых на двери крестом - наверное, в качестве украшения. Ручки на двери нет, но когда-то была - это видно. Под тем местом, где была ручка - узкая и длинная замочная скважина.
Малютка, волнуясь, пытается заглянуть в скважину и видит там темноту - может быть, скважина забита, а может быть, там правда темнота?
Одноклассники не могут понять, зачем их позвали.
- Я знаю, что за этой дверью! - интригующим шепотом говорит Малютка. Всем тут же становится интересно. - За ней - другой мир!
- Откуда ты знаешь? - спрашивает кто-то.
Малютка немного растерялась, но твердо ответила:
- Я найду ручку и тогда дверь откроется. Вы все увидите.
Она рассказывает что-то еще, рассказывает тихонько, так что все столпились вокруг нее и, завороженные, слушают - верят ли? Кто-то, возможно, верит.
А потом все начинают искать ручку, чтобы открыть дверь. Почему нужна именно ручка, а не ключ? Этого Малютка не знает.
Наступил вечер, скоро уже ночь, и взрослые видят, как дети играют в какую-то интересную игру: они стояли возле вон той двери, потом начали что-то искать. Скорее всего, они придумали, что за этой дверью таится что-то волшебное.
- Ну, и где же твоя ручка? - начинают спрашивать одноклассники, когда становится ясно, что поиски не увенчались успехом.
Малютка опять вздыхает: она чувствует какое-то странное отчаяние - нет, не разочарование!  Она ни на мгновение не сомневается в своей правоте, она уверена, что все именно так, как она сказала, но она думает, что, возможно, она никогда не сможет открыть эту дверь и убедиться в том, во что она верит.
Может быть, ее просто-напросто невозможно открыть?
Вскоре у большинства одноклассников теряется интерес к этой двери, и они уходят, но некоторые остаются, потому что Малютка продолжает говорить, с жаром, оживленно жестикулируя, она рассказывает, какой там может оказаться мир.
Остальные бегают, играют - они не хотят над этим думать; взрослые ведут какие-то свои взрослые разговоры. А что делаете вы в этот момент?
Что бы вы ни делали, скорее всего, вы даже не догадываетесь, что рассказывает сейчас Малютка и где она находится - вы даже не догадываетесь о ее существовании: у вас какие-то свои дела, возможно, вы вообще на другом конце земного шара; возможно, вы находитесь за той дверью. Но, кто бы вы ни были, вы не можете сейчас ничего знать о том, что происходит на турбазе, что за 75 километров от города, где живет Малютка.
Но теперь я могу сказать, чем вы заняты - откуда я это знаю? Это уже другой вопрос.
Вы сейчас сидите дома, в кресле, и в ваших руках книга - вы читаете Борхеса, "Сад расходящихся тропок".
И о чем вы при этом думаете?
О, я знаю, вы уже чувствуете величие, неповторимость, поразительность этого момента! Я тоже чувствую - у меня немеют пальцы, так быстро они колотят по клавиатуре. Вы ничего не знаете об этой Малютке, она ничего не знает о вас, но в этот момент, вы, человек с высшим образованием, зрелого ума, потрясающей глубины мышления, и она, неразумный ребенок, у которого в голове еще почти нет никаких мало-мальски законченных рассуждений, - вы и она думаете об одном и том же, сейчас, в этот момент, и ни один из вас, ни вы, ни она, даже не подозревают об этом. Больше того: вы уверены, вы верите в одно и то же!
Кто-нибудь скажет: такого не может быть. Но на самом деле так и было. И больше я ничего не прибавлю: верите вы мне или не верите, можете не верить даже в то, что эта Малютка, появившаяся на свет десять лет тому назад, ровно через десять лет сама будет читать "Сад расходящихся тропок!"
Но этот уже другой момент, который, возможно, вообще не произойдет. А возможно, произойдет, и даже удивительнее, чем вы можете себе представить. Возможно, именно благодаря вам она возьмет в руки эту книгу.
А пока - вы там, у себя дома, а она тут, на турбазе.
Но мы можем представить, что вы не дома, а на турбазе, там же, где и она - посмотрите вокруг, ага, вы здесь! Смотрите с недоумением, опустили вниз раскрытую книгу, впрочем, вы уже дочитали до конца.
Малютка бросает на вас быстрый взгляд и умолкает: она не хочет, чтобы вы услышали, о чем она говорит - ведь вы только улыбнетесь! - да, снисходительно улыбнетесь, как и все взрослые (так она считает), и подумаете, что у нее богатая фантазия, и что она очень мило сочиняет истории о других мирах. А вы смотрите на нее и думаете, что эти дети шепчутся о какой-то своей детской чепухе (о чем еще могут говорить дети?).
Парадоксально.
Вы могли бы подойти к ней, и тогда бы выяснилось, что на самом деле происходит, но вас там не было - мы ведь только предположили, что вы там.
Наступает ночь, и все ложатся спать, Малютка уходит в другую комнату. Когда она просыпается, то уже достаточно поздно, небо затянуто серым облаками, все ходят сонные и готовятся к отъезду.
Но она, едва проснувшись, бежит туда, где стоит дверь!
Сегодня дверь никому уже не интересна, кроме нашей Малютки - игра для всех закончилась еще вчера. Но для нее это не игра, и она не закончится: возможно, только прервется.
Она подбегает к двери и... останавливается, как вкопанная.
Дверь заколочена двумя досками. Еще вчера их здесь не было.
Что испытала она, что почувствовала в этот момент? Как истолковала то, что видела перед собой?
Она никогда не откроется! Кто-то закрыл ее навсегда!
Она стояла и чуть не плакала...
Прошла всего ночь, прошло время... время заколотило все двери, и уже через несколько лет она, возможно, сама будет вспоминать все это с улыбкой.
Или... может быть, придете вы и сорвете эти доски, так, что щепки полетят во все стороны? Не напугаете ли вы ее?
Но это уже совсем другой вопрос.
Одноклассники забираются в автобус, двери закрываются, рядом с Малюткой садится мама, и вот он уже мчится по дороге, опять поют песни, громко переговариваются, а Малютка молчит - у нее тяжелое, подавленное настроение. Конечно, в мире есть и другие двери - но эту, поверьте, она будет помнить всю жизнь.

Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #30 : 26 Апреля 2007, 12:42:25 »

Цитата: Yury
Когерентность.
скажу по секрету это все было на самом деле
Цитата: Yury
МАЛЮТКА И ТО, ЧТО ТАМ
...еще не успел, но прочитаю обязательно.
Мой новый рассказ, еще ужасней прежнего, но ниче я только учусь...

В небесах парит гордый орел
Он уверен во всем тверже стали
Побеждать в этот мир он пришел
Его взгляды сей мир поменяли

Ему 22. Человек с гибкими принципами, никогда не был привержен какому либо направлению в политике, с детства принципы менялись с каждым новым днем, с каждой новой книгой, с возрастом он все больше и больше хотел заниматься политикой, хотел сам решать свою судьбу и судьбу других людей. У него волевое лицо, такого человека хочется назвать железным, но внешность обманчива, он не был особо уж волевым человеком. Он мог приказать себе, но…
- «С этого дня я клянусь делать зарядку…»
О, Сколько же раз он делал подобные заявления, и надо сказать на первых парах оправдывал эти «клятвы», но, если не сразу, то со временем в любом деле появляются трудности, он пару раз не успел сделать зарядку и уже забыл о клятве…и так во всем.
- «Я буду политиком, я буду хозяином своей судьбы!»
Всем казалось он никогда не устанет повторять это…
- «Буть, кто тебе мешает…»
Отвечали его родители, с утра до ночи пропадавшие на работе, строя уже его будущее…
Может его мечты и сбылись бы, если бы он до конца был им предан. Может его судьба была бы совсем иная поступи он на ЮрФак…но он сидел на экзамене, его трясло….не поступил. Родители отдав многолетний результат своих трудов, выучили его конеЧно, но не там, где он хотел бы…
А сейчас он работает в турфирме и ненавидит себя. Он ходит на работу просто так, ведь сейчас зима, может раз в неделю и прейдёт один человек, если повезет…заработок в это время не больше одно тысячи рублей в месяц.  Он живет со своими старыми родителями, именно они платят за квартиру, это его и спасает…
…он сидит перед экраном монитора, интернет, по причине почти нулевой активности туристов зимой, отключен…в дверь заходит высокий человек в костюме, он седой, но не старый, лицо его выражает твердость и уверенность…
- «Билеты до Берлина. Туда 30 числа утром, обратно 31 в обед. Отель – кровать и душ.»  …произносит посетитель.
«АтлантикТур, Здравствуйте»   заученно произносит Алексей.
- «Билеты» отрезал посетитель.
«Да, сейчас»  Он делает звонок…узнает необходимую информацию…оформляет бумаги….
«Вот путевка, на первом этаже авиа-касса, там вам выдадут билеты. А вы… »
Посетитель берет путевку и выходит…  Алексей выбегает следом, желая задать вопрос..
«Вы политик? Вы на встречу летите? Я тоже хочу стать политиком…» последнее утверждение вырвалось само по себе и ему стало не по себе…
«Юридический Университет, иди на курсы, длительность год, сейчас идет обновление кадров…вам везет юноша» повелительным тоном сказал человек и юркнул на лестницу…
Алексея охватило волнение, все оказалось так просто…он звонит в справку…звонит в универ….
«6 тысяч рублей месяц» ему называют плату за обучение…
Он хватает бумагу и начинает писать…отцовская машина…гараж…сотовый телефон…
«На пол года уже есть! А потом, потом лето, если, если буду работать в две смены будет хватать на оплату обучения…» …он говорит уже сам с собой, мысленно благодаря того человека. Алексей кажется во всем уверен, семь часов – конец рабочего дня. Уходя с работы вдруг проскальзывает губительная мысль..
«Если не смогу, то все потеряю»…он тушит свет.

Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #31 : 26 Апреля 2007, 13:14:03 »

Цитата: Magnus
это все было на самом деле
Откуда такая уверенность? ;)
Цитата: Magnus
Мой новый рассказ,
Впечатляет  :yes: но недостатки те же, надо немного разворачивать сюжет, ИМХО. Хотя, намного лучше!
Надеюсь, ты оценишь мой :) особенно, если ты стал понимать кое-какой смысл моих сочинений  :bye:
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #32 : 26 Апреля 2007, 13:33:12 »

Цитата: Scaevola
Откуда такая уверенность?
:rolleyes:
Да вот пытаюсь следовать твоим советам, а что значит развернуть сюжет? мало людей в сюжете? мало "места действия"?
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #33 : 26 Апреля 2007, 13:34:33 »

Цитата: Magnus
что значит развернуть сюжет?
Значит, раскрыть подробнее психологическое развитие героя.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #34 : 26 Апреля 2007, 14:55:50 »

Цитата: Scaevola
Малютка
мне Очень понравилось, прям как кино посмотрел!! такие образы яркие!!
Цитата: Scaevola
75 километров от города, где живет Малютка.
не живет, а куда приехала...вот!
Цитата: Scaevola
Или... может быть, придете вы и сорвете эти доски, так, что щепки полетят во все стороны? Не напугаете ли вы ее?
а почему бы тебе не сорвать? ;)

Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #35 : 26 Апреля 2007, 23:47:38 »

Цитата: Magnus
мне Очень понравилось
Спасибо :)
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #36 : 26 Апреля 2007, 23:49:22 »

Мне тоже очень понравился, особенно про Малютку. :)
Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #37 : 26 Апреля 2007, 23:51:43 »

Цитата: Жан-Жак Руссо
Мне тоже очень понравился,
Вот от таких отзывов хочется писать дальше! :) спасибо! Я еще сочиню что-нибудь. Может быть, вы уже поняли, что все это - маленькие части большой картины, никак не взаимосвязанные (или все-таки взаимосвязанные?) между собой. Я не могу описать эту картину целиком ввиду ее размеров, но я могу выхватывать отдельные моменты, что и делаю!
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #38 : 26 Апреля 2007, 23:58:56 »

Цитировать
Может быть, вы уже поняли, что все это - маленькие части большой картины, никак не взаимосвязанные (или все-таки взаимосвязанные?) между собой.
Прямо как "Легенды Невского проспекта"!  :)  Шучу. ;)
А если серьезно, то я прекрасно понимаю, как они взаимосвязаны.  :yes:
Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #39 : 27 Апреля 2007, 00:01:51 »

Цитата: Жан-Жак Руссо
я прекрасно понимаю, как они взаимосвязаны.
Замечательно :) значит, надо писать темнее... ;) чтобы интереснее было.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #40 : 27 Апреля 2007, 18:23:13 »


КАТАЛЕПСИС

"А откуда, собственно, взялись все эти идеи? Понятное дело, не с потолка. Я не знаю, объяснять ли мне сейчас, что такое теневые фотоны и каким образом они были обнаружены в результате экспериментов с интерференцией света..."
А что это такое?
Слышно, как кто-то добродушно хмыкнул - чтобы вы сразу были в курсе дела, это я. Конечно, о  явлениях, которые я описываю, мало кто знает: но ведь они есть!
"ОБ этом написано в одной хорошей книге..."
Мне сегодня торопиться некуда: раз уж я сижу на работе, то могу сидеть здесь до самого утра.
Что я буду делать? Кое-какие дела есть, честно говоря, они меня уже достали, но куда денешься от дел и от проблем? Есть проблемы, которые мы выбираем себе сами, а есть такие, которые сваливаются на голову откуда-то неожиданно: первые могут быть приятными и их легко решать, о вторых лучше не думать.
Я выключаю свет, и теперь во всем помещении единственным его источником является монитор моего компьютера: наверное, мое лицо кажется бледно-голубым, как у мертвеца, но мне-то все равно, даже если бы тут кто-то был, помимо меня. Меня окружает тишина, темнота, отчасти рассеиваемая монитором, да приглушенный шум компьютера. Спать я пока не хочу.
Вот примерно в такой обстановке я нахожусь сейчас. Неважный сюжет? Тут явно не будет каких-то стремительных событий. Я могу рассказать вам об экспериментах по интерференции... только, боюсь, это почти никому не будет интересно.
А интересно ли будет вам послушать что-нибудь другое? Но откуда мне знать, что вы хотите услышать?
А ведь вы ничего не знаете обо мне. Это правильно: я тоже ничего о вас не знаю. Может быть, вообще никого не существует, кроме меня? Но это я невсерьез: я против солипсизма, хотя, конечно, его невозможно опровергнуть - наверное, невозможно...
Я занимаюсь своими делами, так проходит много часов, я начинаю чувствовать, как темнота за стеной рассеивается, небо сначала немного желтеет, потом начинает розоветь, но я пока не тороплюсь. Проходит еще несколько часов, наступает время, когда солнце уже достаточно высоко опднялось над горизонтом, но светит еще по-утреннему, золотисто-неярко, воздух еще дышит ощутимой прохладой, а на дороги и тротуары ложатся длинные тени деревьев и людей. Пойду-ка я домой!
С этой мыслью я, оставив компьютер включенным, ухожу.
Вот теперь я ничинаю понимать, как сильно меня клонит в сон - но не могу же я упасть прямо на дорогу! Возможно, не только я замечаю, что в таком состоянии восприятие окружающего мира сильно изменяется - во-первых, начинает слегка "лагать", конечно, всем хорошо известно, что такое компьютерные лаги. Во-вторых, что-то происходит с чувством координации... возможно, я описываю все это слишком обыденным языком, но я человек, совершенно далекий от медицины, физиологии и тому подобных вещей.
А если долго смотреть в одну точку (как я сейчас смотрю на светофор), то может показаться, как она потихонбку сжимается и разжимается - короче, органы чувств явно дают сильный сбой, какими бы совершенными они ни были - если, конечно, они таковы.
Я терпеливо жду, когда мне загорится зеленый свет.
В голове у меня возникает странный шум. Все это опять наводит меня на мысль о том, насколько неадекватным может быть восприятие окружающего мира даже у нормального человека, если он немного недоспал. А если все в порядке? В принципе, на самом деле тут нет особой разницы: все, что мы видим, (даже если опустить тот факт, что наши глаза видят немножко не то, что есть на самом деле), мы пропускаем через наше сознание - одним словом, мы видим все с оттенком того, каким хотим видеть, так где тут критерий объективного отражения?
По-гречески это называется kataletike phantasia (оказывается, я и это знаю?), но такая формулировка по сути дела бессмысленна: katalepsis, то есть верное восприятие действительности с одновременным осознанием и пониманием, это чисто субъективная категория.
Но я рассуждаю об очевидных вещах.
Вот наконец я и дома - можно поспать.

Проходит несколько дней, и вот как-то днем я иду на почту, чтобы отправить книгу - а вместе с ней небольшое письмецо, написанное мной на листках бумаги формата А4, разорванных напополам, местами криво - ну и что, какое это имеет значение? Впрочем, в конверт я его все-таки положу, и даже запечатаю, нечего, чтобы кто-то посторонний прочитал мое письмо - всякое может случиться, и я это знаю, как никто другой.
Честно говоря, эта книжка вообще может не дойти до адресата - очень уж большое расстояние, а вы же знаете, как работает наша почта (я не найду приличных слов, чтобы выразить это). Но почему-то в глубине души я верю, что она дойдет, будет прочитана, будет прочитано и мое письмо - я не могу сказать, откуда я это знаю, но иногда возникает ощущение внутренней уверенности, какое-то глубинное, крепкое чувство - ты просто знаешь, что будет именно ТАК, и не иначе. Вот это как раз тот случай.
Правда, я еще не знаю, отправлять ли мне ее обычной почтой или через службу быстрой доставки DHL? Хотя быстрая доставка намного дороже, меня это не волнует - это ведь не главное!
Рядом с почтой у нас находится магазин Herlitz - я хочу купить там конверт, в который положу свое письмо. Но конверты продаются только с открытками - значит, я куплю и открытку, и конверт!
Выбираю самую пристойную, с совой, вместе с письмом запихиваю в конверт, запечатываю.
Я точно знаю, что должен сегодня отправить эту посылку - почему? Может быть, я предчувствую, что это событие вызовет ряд следствий, которые приведут к желательному мне результату? Конечно, я просто не в состоянии предусмотреть все возможные варианты, конечно, я знаю, что состояния "посылка отправлена" и "посылка не отправлена" - сегодня - уже существуют, но реализовать мне предстоит именно первую возможность.
Заодно себе покупаю блокнотик - с простыми листиками, скрепленными скрученой в спираль стальной проволокой, и покрытой таким лаком, как когда-то покрывали медные провода в трансформаторах.
НА почте мало народу, только какие-то старушки стоят, чтобы заплатить за квартиру или получить пенсию. Поворачиваю голову в сторону окошка DHL - там никого, в сторону экспресс доставки - там никого!
Это наводит меня на определенные размышления: вот я в условиях, когда могу воспользовться услугами обычной почты, больше никакой, сейчас, в этот момент. Что я буду делать?
Колебался я какое-то мгновение, а потом пошел оформлять посылку обычной почтой. Правда, мне в голову закралась мысль, что кому-то это может не понравиться; но все-таки я чувствую, что этого не случится - просто не может случиться!
От размышлений меня отвлекает голос почтового работника, который говорит, что вес посылки превышает полкилограмма, так что если я не хочу за нее переплачивать, то желательно уменьшить вес - например, вынуть из конверта открытку. Недолго думая, я распечатываю конверт, достаю открытку, потом снова запечатываю - хорошо, теперь вес, какой надо.
Ну вот - наконец-таки она отправлена! От этого мне становится радостно, я выхожу с почты, покручивая в руках открытку, которая осталась-таки у меня.
Конечно, в каком-то другом месте она могла бы уехать в дальние дали вместе с книжкой и письмом, но не уехала - я не знаю, какое это может иметь значение, но не сомневаюсь, что оно есть: любое событие имеет значение, последствий которого мы не можем предсказать - здесь. Что значит абсолютный детерминизм в моем понимании? Вообще-то, все достаточно просто: набор вариантов, которые могут произойти, ограничен, впрочем, с таким же успехом я могу сказать "неограничен", разницы не будет, потому что могут произойти абсолютно любые варианты. Точнее, они произойдут - но лично я, осознающий себя конкретно здесь (или, вы можете сказать - часть меня? - хотя это будет не совсем точно) увижу только один из этих вариантов.
Но что-то я слишком углубляюсь в теорию.

Между прочим, у римлян была хорошая традиция: если кто-то хотел знать что-либо, они считали своим долгом помочь ему в приобретении знания. А посмотрите, что творится сейчас!.. Скорее всего, мысль о том, что кто-то может совершенно безвозмездно прилагать усилия к обучению другого, покажется вам дикой. Я этому не удивляюсь: на меня тоже смотрели, как на психа, коллеги с кафедры, когда я отсвечивал для студентов отрывки из книг и вручал им прямо в руки (хотя можно было бы просто дать список литературы) лишь бы они читали, может быть, кто-то заинтересуется и дальше пойдет сам, а я буду знать, что мой труд прошел не зря. Я действительно хочу помочь им в приобретении знаний - а то, что этому удивляются другие, только лишний раз свидетельствует о всеобщем равнодушном отношении, которое способно самым чудесным образом исчезнуть лишь в перспективе материальной выгоды. Все это кажется мне откровенно омерзительным.
Больше того: я радуюсь, когда вижу в ком-то тягу к знаниям, вижу интерес, я не могу не ответить на вопросы и делаю это с удовольствием. И, конечно, если у меня есть возможность подарить кому-то такую отличную книгу, то почему бы мне этого не сделать?
Это одна из причин - почему я в тот день ходил на почту.

Возможно, все-таки - я надеюсь на это! - кто-нибудь из вас согласится с этими моими взглядами; возможно, вы посмотрите на меня и поймете, что сделать что-то бескорыстно - это не отсутсвие выгоды, а приятная необходимость. Во всяком случае, мне это нравится.

Откуда вообще в человеке берется тяга к знаниям? Это похоже на постоянный голод, который все время надо утолять; это почти физическая потребность для некоторых из нас. Помню, еще в детстве я разбирал часы и всевозможные механизмы, меня интересовала их внутренняя движущая сила, я разбирал их - но ничего не находил. И даже несмотря на то, что я не получал желаемого результата, это меня не останавливало - напротив, еще больше усиливало мое любопытство. Мне кажется естественной мысль о том, что, коль скоро природа наградила человека разумом, то он должен им пользоваться - и представляется естественной постоянная интеллектуальная потребность. Разумеется, нам неизбежно придется выбрать предмет или узкий круг предметов, которые мы будем изучать - все знать невозможно, но, спрашивается, зачем вообще все знать? Информация о том, кто живет на третьем этаже в доме напротив моего (говорим условно), ничего не прибавит к тому, что я знаю; и другая подобная ей информация не прибавит ничего. Может быть, достаточно каких-то общих знаний о наиболее фундаментальных вещах, понимание наиболее важных процессов, которые происходят вокруг нас, чтобы мы, не вглядываясь в многочисленные и ненужные детали, могли охватить умом, будто бы обвести глазами, все сущее и в какой-то мере понять его? В какой-то мере - это само собой разумеется, я ведь говорил уже кое-что о каталепсисе...
Многие мне скажут, что это невозможно даже в какой-то мере - но, во всяком случае, я занимаюсь этим практически всю свою жизнь и ни разу еще не пожалел.

Таким образом я размышлял, когда шел с почты.
А если я попробую представить, что каждый человек обладал бы таким стремлением к познанию, как только немногие? Возможно, только за годы моей жизни человечество успело бы достигнуть неизмеримых высот и уничтожило бы самое себя. Я пожимаю плечами: ну что ж, если не так, значит, оно и к лучшему.
А с другой стороны, у нас еще есть масса объектов для познания - то, что мы не вполне способны отображать их, это уже другой вопрос; надо довольствоваться тем, чем мы обладаем.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #41 : 27 Апреля 2007, 19:01:00 »

Цитата: Scaevola
раз уж я сижу на работе, то могу сидеть здесь до самого утра.
Резонно! Не надо тогда лишней суетни с дорогой до дома и на работу каждый день!

Цитата: Scaevola
но не могу же я упасть прямо на дорогу!
Как бы менты не захомутали. :banned: :rtfm: :swoon:

Цитата: Scaevola
ты просто знаешь, что будет именно ТАК, и не иначе.
Блеск! Ты точно выразила то, что я много раз и сам ощущал: ТОЧНО знаешь, что через секунду произойдет то или это. К сожалению, на более длинные временные дистанции это мое предвидение не работает.

Цитата: Scaevola
все, что мы видим, (даже если опустить тот факт, что наши глаза видят немножко не то, что есть на самом деле), мы пропускаем через наше сознание - одним словом, мы видим все с оттенком того, каким хотим видеть, так где тут критерий объективного отражения?
Известнейшая и знаменитейшая проблема философии (раздел познания). Как познать истинный мир, если мы воспринимаем его через органы чувств, то есть искаженно, так как наши ощущения не передают в точности и полно всех настоящих свойств предмета? Вещь-Сама-В-Себе, без ее категорий, воспринимаемых нами, идея предмета, как говорили древние, недоступна.

Цитата: Scaevola
с совой
Символ мудрости!

Цитата: Scaevola
сделать что-то бескорыстно - это не отсутствие выгоды, а приятная необходимость.
Полностью с тобой согласен. Римляне хорошо знали это. Вспомни Сенеку и его "О благодеянии". Ныне очень-очень редко встретишь в людях, особенно в молодых,
это желание помочь, по доброму угодить, пойти навстречу, бескорыстно оказать благодеяние. Наоборот, это считается смешным и даже унизительным. Более склонны к самодовольству, самолюбию, безмерному эгоизму, наглости, самоволию и неуважению ни к кому на свете, кроме себя.

Цитата: Scaevola
Информация о том, кто живет на третьем этаже в доме напротив моего (говорим условно), ничего не прибавит к тому, что я знаю; и другая подобная ей информация не прибавит ничего.
Что ты! Это бесценная информация для всех соседских кумушек, судачащих во дворе. girl_haha.gif girl_haha.gif curtsey.gif :to_babruysk:
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #42 : 27 Апреля 2007, 19:06:31 »

Цитата: Дядюшка Оптат
Символ мудрости!
Не задумывалась над этим :) честно.
Цитата: Дядюшка Оптат
Полностью с тобой согласен
Не совсем со мной, я же пишу не от своего лица, но и я так считаю тоже! :)
Цитата: Дядюшка Оптат
Более склонны к самодовольству, самолюбию, безмерному эгоизму, наглости, самоволию и неуважению ни к кому на свете, кроме себя.
Отдаленно меня напоминает ;)
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #43 : 28 Апреля 2007, 10:37:52 »

а мне чего то Каталепсис не очень понравился.....скучно.
Цитата: Scaevola
сделать что-то бескорыстно - это не отсутствие выгоды, а приятная необходимость.
blush.gif
Цитата: Дядюшка Оптат
Более склонны к самодовольству, самолюбию,безмерному эгоизму, наглости, самоволию и неуважению ни к кому на свете, кроме себя.
вот ты прям как будто про меня пишешь! а вот причины этого понять я пока несмог, все эти черты свойственны каждому, но почему раньше они были менее выражены??? а может так было всегда? в нашей памяте остается только хорошее....
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #44 : 28 Апреля 2007, 10:39:22 »

Цитата: Magnus
не очень понравился.....скучно.
В принципе, я вообще сомневалась, что кому-то понравится.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #45 : 28 Апреля 2007, 10:42:17 »

Цитата: Scaevola
В принципе, я вообще сомневалась, что кому-то понравится.
угу  :yes: , нам зрелишь подавай dwarf.gif  ;)
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #46 : 28 Апреля 2007, 10:49:58 »

Цитата: Magnus
зрелишь подавай
Смысл того, что я пишу - скорее философский, чем развлекательный ;) по поводу экшна - могу отослать к Дарье Донцовой.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #47 : 28 Апреля 2007, 10:54:05 »

Цитата: Scaevola
Смысл того, что я пишу - скорее философский, чем развлекательный  по поводу экшна - могу отослать к Дарье Донцовой.
да шучу я, шучу! Вот уж к ней то незаЧто, лучше тут ума набираться.....
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #48 : 28 Апреля 2007, 10:56:58 »

Цитата: Magnus
лучше тут ума набираться.....
Набирайся!
А насчет скукоты сюжета- значит, фантазия у меня бедная, что поделаешь?
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Nil Nihil
Поручик

Декурион
****

Репутация: 12
Offline Offline
Сообщений: 689
Via longa, crustum breve

« Ответ #49 : 29 Апреля 2007, 12:02:34 »

Ну, раз пошла такая пьянка, режь последний огурец... Вот давняя зарисовка, своего рода начало романа, который никогда не будет дописан, а заодно пародия на мир Желязны...

Десятый принц Мухосранска

Москва! Как много в этом звуке
Для сердца русского слилось.
Как много в нем отозвалось!

Сегодня была суббота, и я надел серые трусы. Серый и серебристый – это мои цвета, цвета десятого принца Мухосранска.

Вы, наверное, никогда не слышали про Мухосранск? И неспроста. Не всякому дано проникнуть в Истинный Город. Вот именно, Истинный Город. Как и полагается Истинному Городу, Мухосранск отбрасывает отражения, те в свою очередь тоже отражаются вновь и вновь. Каждое отражение немного искажает картину, поэтому отражения не столь совершенны как Мухосранск. Зато они разнообразны. Они сливаются и переливаются друг в друга до такой степени, что даже жители отражений часто могут ходить между ними, хотя не всегда и не везде.

Особенно сильно сопротивление на границах отражений существуется невдалеке от Мухосранска.Только урожденные мухосранцы могут подойти в Истинному Городу ближе чем на шестьдесят две с половиной версты. Для справки, мухосранская верста недавним указом Президента была приравнена к американской миле, то есть примерно к 1.6 километра. Этим даже пользуются, когда нужно выслать из города кого-нибудь, кто приехал в Мухосранск. Достаточно его вывезти за «63-ью версту», и все, сам без помощи коренного мухосранца не вернется.

Для тех, кто знает, Мухосранск не заменит ничто. Реальность – ничто, Мухосранск – все. Среди горожан даже ходит пословица, «мухосранец перднет, в бесчисленных отражениях отзовется». Нет, правда, реальность – это скучно.

Впрочем, мы отвлеклись. Собственно, а вы знаете что такое отражения? Это просто. Отражения – это другие вселенные, причем вселенные похожие друг на друга. Скажем, в одной вселенной может быть большая светова реклама с надписью «Мухосранск», а в ее отражении одна из лампочек не горит, а в другом  - другая ламочка, а в третьем какая-то буква другая и так далее. Мухосранск отбрасывает отражения, те в свою очередь отбрасывают свои отражения, и так далее. Каждая копия менее совершенна чем оригинал, и постепенно на этой рекламе окажется «Москва», «Paris», «Пекин» или «Washington».

Для мертвых тел отражений толком и нет. Они привязаны к одной реальности и вынуждены разелить ее судьбу. То же самое происходит и с жителями большинства отражений. Они заложники своих реальностей и ничего не могут сделать с тем, что их ожидает. Они просто не умеют. Со всех практических точек зрения, они как правило такие же мертвые тела как и обьекты природы, которых несет поток их реальности в их неизбежное будущее.

Впрочем, этому можно частично помочь. Принц Мухосранска может провести за собой жителя  отражений в другую реальность, где ему будет лучше... или хуже. Собтвенно, именно так и населился Мухосранск. Большинство его жителей или приезжие, или потомки приезжих, приведенных одним из принцев из дальних отражений.

Как вы уже догадались, принцы Мухосранска умеют ходить между отражениями. Также умеют это и их близкие отражения – их копии в соседних вселенных. Но как и все отражения, они несовершенны и умение это слабеет очень быстро. Поэтому в большинстве отражений встречаются люди, которых считают способными изменить реальность. На самом деле, вся их энергия уходит на то, чтобы просто оказаться в реальности, которая им больше нравится.

Забавно, что обычно они находятся в плену убеждения необратимости времени, и поэтому могут путешествовать только между отражениями, в которых прошлое более-менее одинаково. Еще забавнее увидеть двух таких путешественников, которые спорят об исторической истине, и один защищает истину из одной из своих предыдущих вселенных, другой из другой, а обе они не совпадают с истиной вселенной, где они в этот момент спорят...

И лишь принцы Мухосранска умеют свободно ходить между отражениями выбирая себе по вкусу и прошлое, и будущее, и тем самым настоящее. Вам когда-нибудь приходилось жить в стране, где прошлое – непредсказуемо? Вполне возможно, что один или другой принц Мухосранска облюбовал вашу реальность и передвигает ее туда-сюда по своему вкусу. Не жалуйтесь на это, если ему это нравится, то скорее всего в этом есть и польза для вас. В конце концов, если из всех миров и вселенных, он выбрал ваш – значит он чего-то стоит, этот ваш мир, чтобы жить в нем.

...
Записан

Рим падет, когда умрет последний римлянин.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #50 : 30 Апреля 2007, 02:11:05 »

Nil Nihil
Однако, странно, что после написания такого ты не воспринимаешь эверетттическую концепцию ;) разница только в том, что  у тебя один мир реальный, остальные - нет.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Nil Nihil
Поручик

Декурион
****

Репутация: 12
Offline Offline
Сообщений: 689
Via longa, crustum breve

« Ответ #51 : 30 Апреля 2007, 06:59:48 »

Почему не воспринимаю? Не воспринимаю одну конкретную его интерпретацию - да.
Записан

Рим падет, когда умрет последний римлянин.
BorgeN
Манипулятор со-знанием

Патриций
******

Репутация: 27
Offline Offline
Сообщений: 1711

WWW
« Ответ #52 : 30 Апреля 2007, 23:46:31 »

Друзья мои.
Если кто-то думает найти в моём нижепубликуемом рассказе какие-то откровения или глубокомысленные сентенции-сразу же кликайте на выход и займитесь более полезным делом, чем читать почти стенографическое изложение моих вечерне-ночных мыслей.

Один разделить на двадцать шесть.
...поздний вечер...Опять не могу уснуть. Даже равномерное жужание кондиционера не успокаивает и не может отвлечь меня от этих назойливых мыслей, бесконечной массой роящихся в моей голове...
Интересно, уже новый день или всё еще продолжается этот, какой-то особенно-бестолковый и суматошный. Хотя, я каждый вечер говорю себе одно и то же.
Не люблю вечер. Это как конец чего-то, своеобразное прощание. С еще одним днём моей жизни, остаются лишь в воспоминаниях события и встречи этого дня. Они уже не повторятся и, со временем, забудутся. Получается-сегодня я не жил? А вчера? А завтра? Неужели для того, чтобы какой-то день зафиксировался в моей памяти, должно произойти экстраординарное событие? Взрыв башен-близнецов или смерть родственника? Почему я не запомню обычный, простой день-как например, сегодняшний, когда после недельного молчания позвонил сын, как я был безумно рад, но, исполняя какие-то внутренние установки, говорил с ним нарочито беспристрастно. И как потом клял себя за невысказанные слова, которые вертелись на языке, но так и не были произнесены. Он так и не узнает от меня, как я ждал этого разговора, как готовился к нему, но всё пошло не по плану. Почуствовав напряжение, сын ограничился дежурными фразами и быстро окончил разговор. Ну и я, идиот конченный, специалист хренов, почему не протянул ему руки, почему не сделал шаг навстречу, а так и откинулся в кресле молча, с щемящьей болью в груди и злостью на самого себя...
...Да, уснуть не удастся. Часы на кондиционере показывают 01:26. Один разделить на двадцать шесть. Смешно? Давно уже нет...Ровно двенадцать часов назад смдел в офисе и решал чужие проблемы. Почему в последнее время не могу так легко абстрагироваться от чужих заморочек? Раньше, да еще несколько лет назад, мог довольно быстро переключиться. В голове оставалось место для собственных мыслей. Почему же сейчас я всё больше проникаюсь чужими проблемами. которые роятся в моей голове даже ночью, не отпускают меня, заставляя искать их решение дома, да везде...
....Всё. Пора в отпуск. Возьму конец недели, слетаю на острова. Может, Родос? Нет, ну цены там меня последний раз просто убили. Чашка кофе-7 евро! Они думают, что это последняя чашка кофе в моей жизни? Да и лежать на гостинничном пляже рядом с бесконечным выводком местных клонированных жиголо, проникающих на эту закрытую территорию в поисках скучающих немок-меня уже напрягает. Поначалу, меня эти игры даже забавляли с профессиональной точки зрения, но потом предсказуемость сюжета убила во мне всякий интерес.
Полечу-ка я на Крит...или на Кипр? Гм...интересно, починили уже этот прокатный "Хьюндай", на котором я "поцеловался" с таким же утренним раззявой , как и я сам, когда неторопливо взбирался в гору пасмурным утром, любуясь окрестностнями и вяло разговаривая с ...как же её звали? Дай бог памяти! А-а. вспомнил! Сандра... Сандра... Она еще так забавно смеялась моему английскому, передразнивая меня-Ханни,Ханни. Она смеялась, а я любовался мелкими веснушками, щедро усыпавшими её забавное личико и то, как они складывались в тонкие линии вдоль замечательного, запоминающегося носика с горбинкой...
...сколько же время? Почти четыре. Всё, уже не усну, точно. В 5 вставать. Пойду, сварю кофе. Погуляю с пёсиком подольше. Ему сегодня повезло. Пусть хоть кому-то польза от моей бессоницы. Потом включу компьютер. У кого-то уже день, может застану и удастся пообщаться...
...Боже, каждый день-тот же ритуал. В 8 утра натягиваю дежурную улыбку и вслушиваю очередную порцию чужих заморочек, а потом быстренько (экономисты, всё хотят сьэкономить) решить их проблемы.
Кто же решит мои?
Да, сегодня меня ожидает длинный день, а впрочем, не длиннее, чем вчера или завтра.
"Бег по кругу". Теперь я прекрасно понимаю это выражение. Ладушки, где пульт от кондиционера? Встаю...
Ну, здравствуй, мой новый день! Я снова в твоём распоряжении...
Записан

Мой новый адрес: http://borgen.mybb.ru/
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #53 : 01 Мая 2007, 08:08:42 »

BorgeN
Сильно!
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #54 : 02 Мая 2007, 21:52:23 »

BorgeN
Вай, хорошо написал!
Обычный день порой проходит, и вдруг возникает желание сохранить его в своей памяти подольше (как раз из-за своей обычности). Думаешь: сейчас для тебя он обычен, а лет через 20 как же ты захочешь еще разок окунуться именно в эту обыденность, вновь пережить этот день ЭТОЙ эпохи, этих чувств, этих стремлений, этих родных, еще тогда живых...
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #55 : 06 Июня 2007, 15:38:46 »

Может быть это покажется вам занудно, но вообще-то не принимайте слишком серьезно ;) это так, вольные фантазии.


Почему некоторые из нас охвачены жаждой путешествия? Она необъяснима, но она подвигает нас бороздить моря и пересекать пустыни в поисках приключений. Вообще-то, каждый из нас по жизни путешественник, ибо наша жизнь - это одно большое приключение. В ней есть моря любви, острова тоски, пески забвения...
И еще в ней есть огромная, укутанная облаками и возвыщаяющаяся над миром гора Познания, на вершине которой - Истина.
А раз есть гора, то есть и те, кто хотел бы на нее забраться.

В моей жизни были люди, которые помогали мне в дороге. В детстве я жила на радостной зеленой лужайке у подножия горы. Я не поднимала голову вверх и не могла видеть, как теряется в облаках вершина. Зато я видела вокруг себя множество людей, все много знали, могли чему-то научить меня. Моя мама водила меня по лужайке и показывала, сколько всего удивительного рядом! Я смотрела на цветы, на ручьи, на пчел и бабочек, носившихся вокруг меня, дивилась, и хотела знать, почему цветы растут, а бабочки летают. Я все время что-то спрашивала - я не понимала, зачем это мне, но вопросы лились из меня подобно ручьям, на которые я смотрела. Здесь же были мои родствеенники, многочисленные воспитатели, учитекля музыки, английского языка, танцев... их было так много, все знали столько удивительного!
Я ходила по лужайке вслед за ними и однажды обнаружила странную вещь: вверх поднимаются дороги, и этих дорог великое множество. Они были широкими и узкими, они расходились настолько, насколько было видно глазу, и я, бросив на все это один короткий взгляд, почувствовала, как по моей коже бегут мурашки.
Я сознательно не выбирала, куда мне идти. Мне сразу было понятно, что все, связанное с цифрами - это не мое, и этим все было сказано. Я пошла по гуманитарной дорожке, и меня торжественно повели вверх школьные учителя, все те же репетиторы и мама.
И хотя поначалу мне было интересно глазеть по сторонам, но постоянные оклики и просьбы повернуть голову то направо, то налево, начали меня утомлять. В какой-то момент я остановилась и решила, что никуда идти не хочу. Я уселась под дерево и решила немного поспать.
- Что это такое? - рассердилась мама. - А ну-ка, вставай!
Но мне было все равно - шумная толпа наставников утомила меня, и мне не хотелось видеть ни их, ни того, что мне пытались объяснить. Тогда меня насильно взяли за руки и потащили, преодолевая мое сопротивление, дальше.
Тащили меня не слишком бережно, так что в конце концов, набив кучу синяков на локтях и коленях, я поняла, что целесообразнее идти самой - и, вновь ступив своими ногами на дорогу и освободившись от принуждения, неожиданно почувствовала легкость и вкус путешествия.
Тут я стала проявлять некоторую разборчивость и определенно поняла, что у меня нет необходимости в этой огромной толпе. Я стала выделять лишь некоторых; я стала смотреть, куда я хочу идти, а куда не хочу, хотя меня продолжали тянуть во все стороны. Конечно, мне продолжала помогать мама, другие люди, но постепенно они сворачивали куда-то на свои тропинки, и народу становилось все меньше, меньше...
Потом появилась моя учительница русского языка и литературы.
Она стала для меня чуть ли не божеством. Мне казалось, что она знает все на свете. Она даже могла говорить по-латински! - как-то раз она принесла книжку и прочитала оттуда что-то на латинском языке, отчего все пришли в трепетное изумление и на минуту воцарилась глубокая тишина. Но когда я попросила ее что-то перевести, она не смогла сделать этого; но разочарования я не испытала. Она великолепно разбиралась в литературе, поэзии, искусстве. Она была где-то далеко впереди меня, в недосягаемой вышине, и в то же время где-то рядом, я спешила вверх, мне хотелось хотя бы немного приблизиться туда, где была она!
- Дайте мне ваш талисман на удачу, - попросила я, когда мне предстояло сдавать экзамен по математике. Она улыбнулась и протянула мне своего серебряного львенка на цепочке. Сжимая его в ладонях, я умеряла стук собственного сердца и верила, что все будет хорошо. Я всей душой стремилась как-то сблизиться с ней, подружиться, но я была слишком маленькая и никакого интереса для нее не представляла. Но меня поражали ее эрудированность и любовь к литературе.  Однажды я сказала ей, что намереваюсь прочесть что-нибудь из античных философов. Она ответила, что античная философия очень трудна для чтения - и действительно, я с трудом прочитала "Государство" Платона, лишь слегка распробовав в свои 12 лет то, чем мне предстояло насладиться в полной мере только шесть лет спустя. Но это было лишь начало, и мой путь продоожался...
Народу вокруг становилось все меньше.
Школьные годы подходили к концу, и вот уже я оглядываюсь и вижу, как сильно все вокруг изменилось. Но я еще не вполне отдаю себе в этом отчет - я подозреваю, но не хочу этого видеть, потому что не могу еще до конца осознать ответственность перед самой собой.
И только уже к концу первого курса Академии я понимаю, как далеко я ушла.
Я оборачиваюсь назад и вдруг вижу, что моя учительница осталась где-то позади меня. Поначалу это кажется мне странным. Затем, я вдруг обнаруживаю, что вокруг меня никого нет.
Да, вокруг меня тихо, никого нет, и только какой-то призрачный шепот, мои невидимые спутники, которых я вызываю из прошлого - читаю их книги.
Это было ново, неожиданно, странно. Передо мной вдруг развернулась величественная, но холодная снежная равнина.
Я иду вперед и думаю о тех, кто остался позади меня. Я могу оглянуться и увидеть их внизу - кого-то ближе, кого-то я оставила совсем далеко. Кто-то свернул на другую тропу и я потеряла его из виду.
Моя мама, когда-то казавшаяся мне таким мудрым существом, вдруг стала восприниматься иначе. Я с ужасом обнаруживала в своем голосе поучительные нотки в некоторых разговорах с ней.
Моя учительница, которую я когда-то боготворила, теперь была уже не тем. Я взяла от нее все, что могла взять, и пошла дальше. Это наполняло мою душу чувством какого-то стыда и неустроенности. Неужели я - только машина, которая хладнокровно выжимает из людей информацию и движется дальше? Почему же так получилось? Люди, которые когда-то помогали мне, тянули меня за руки, когда я не хотела идти - все они остались внизу. А я шла дальше... но я не могла тянуть дальше за собой их всех. Они не смогли бы идти дальше.
Десятки моих молчаливых спутников вели меня еще выше, и я, преклоняясь перед жаждой знания и их мудростью, не могла остановиться. Постепенно я смирилась с тем, что на этой снежной равнине безлюдно и пусто. Мне иногда попадались люди, которые что-то могли мне дать - но они были лишь проводниками, которые могли принести мне пользу, но сами стояли на месте, не хотели подниматься выше. Они не понимали, зачем подниматься выше.
Эти люди, наблюдавшие мир из окна теплых и уютных домиков, были вполне довольны тем, что имеют. Из их окон струился уютный желтый свет, а на равнину опускалась ночь; кое-кто из них дал мне фонарь и теплые вещи, но когда я предлагала пойти со мной, они только качали головами.
- Зачем? - изумлялись они. - Мы гордимся... - и говорили о своих дипломах и ученых званиях, как будто это был какой-то предел или показатель.
- У тебя еще ничего нет, - удивлялись они. - Ты не можешь построить себе теплый и уютный дом, не можешь остановиться. Зачем тебе идти туда?
Я не могла ответить на этот вопрос. Но я знала, что если останусь, то не с равнодушием, а с тоской глядя в окно, буду видеть вершину, которую я отвергла.
И я шла дальше, мимо них.
Хотя я привыкла к тому, что никого вокруг нет, но иногда мне делалось очень горько, я брала листки и начинала задумчиво, печально или страстно, исступленно излагать свои мысли, зная, что никто не прочтет их и не оценит. Я протягивала руки к своим призракам, которые были единственным моим утешением и опорой, но могли ли они быть, дейстивтельно, опорой? Когда у меня что-то не получалось, они не могли помочь мне подняться. Они только вели меня и звали за собой - идти я должна была сама.
Но я была благодарна им за то, что они указывают мне дорогу.
Поднимаясь выше, я начинала по-другому смотреть на явления, свою собсвтенную жизнь. Многое я уже видела не так, как раньше. Позади себя я смогла оставить некоторые свои пороки - поначалу они упрямо плелись следом, но потом, не выдержав высот познания, отстали.
Ну, а дальше...
Я не знаю, насколько высока это гора, возможно, она слишком высока для человеческой жизни. Но - странное и в то же время совершенно естественное дело! - любая гора. чем выше она становится, уменьшается в окружности. Мне стали попадаться люди, которыми двигала та же жажда идти вперед. Их было мало, очень мало, все шли своими дорожками, и никому не было до меня никакого дела. Будучи увлечены своим путешествием, они удостаивали меня одним взглядом или, в лучшем случае, обнаруживали крайнее упорство и сопротивление в том, чтобы сойти со своей дорожки или подвинуться, чтобы я могла идти по ихней. Некоторые вообще равнодушно удалялись прочь. С некоторыми мне было просто не по пути.
- Я хочу спросить... - робко начинала я, а они поворачивались спиной.
- Я думаю иначе! - возражала я, но никто из них не хотел меня слушать. Каждый оставался при своем мнении и был настолько глух, насколько был умен.
И я поняла, что в этом ледяном царстве ума нет места помощи, участию. Здесь нет места пониманию. Каждый идет сам по себе.
Это было естественно и не могло расстраивать или удивлять меня.
К тому же, я изо всех сил старалась себе внушить, что одиночество не угнетает меня.
По дороге мне попадалось множество удивительных и интересных вещей, на которые мне указывали мои молчаливые призраки, - как бы там ни было холодно и одиноко. Я жадно и с любопытством рассматривала их, с энтузиазмом перебиралась через овраги, кряжи, препятствия, которые вставали передо мной на пути. Те, которые я не могла преодолеть, мне приходилось обходить. Но я, во всяком случае, никогда не обходила их прежде, чем не пробовала сначала преодолеть их.
А дорога становилась все круче, передо мной открывались новые, но такие обрывистые и недоступные пути, они меня влекли и манили, но я прекрасно знала, что не смогу через них идти.
Впрочем, осознание этого меня не умеряло моего упорства. Останавливаясь перед очередным горным подъемом и чувствуя слабость своих мышц, чтобы забраться, я все-таки напрягала их и изо всех сил пыталась подтянуться! Ничего у меня не получалось, и мне приходилось идти в обход, но однажды вдруг произошло что-то такое, доселе мной не виданное и совершенно поразитильное. Поднимая глаза вверх, куда я тщетно пыталась забраться, я вдруг увидела протянутую руку - мне, очевидно, протянутую, и изумилась.
Чувство восхищения и сильнейшей благодарности переполнило меня, я не могла поверить в то, что я вижу. Подпрыгивая, насколько это было в моих силах, я зацепила своим взглядом те высоты, которые казались мне непреодолимыми и совершенно безлюдными, и увидела там человека, который хочет помочь мне, и это потрясло меня. Меня потрясло осознание того, на какой головокружительной высоте от меня он находится. Я подумала, что это какое-то божество и не смела даже верить в то, что я вижу.
То, что открывалось для меня на этих высотах, было недосягаемым и чудесным, я не могла мечтать попасть туда, это был Олимп, с которого мне протягивал руку этот человек, казавшийся мне богоравным.
Во многих местах мне не пришлось, как обычно, идти в обход, благодаря ему. Я вдруг увидела перед собой, среди скал, которые прежде казались мне совершенно непроходимыми, какой-то путь, по которому я, наверное, смогу подняться!
И я сумела подняться намного выше, и отуда открылся совсем другой вид и взгляд на вещи.
Я с изумлением и трепетом увидела себя у подножия этого Олимпа, а мой путь - пролегающим к его вершине. Вокруг было столько снега и дорога казалась непроходимой. Но тот, кто помог мне подняться сюда, приветливо смотрел на меня, и я увидела у него в руках лопату, которой он собирался разгрести эти снежные завалы, чтобы облегчить мне дорогу: он видел, что мне будет тяжело здесь идти, и хотел позаботиться, чтобы это было для меня возможно. Я несказанно удивлялась этому. И я вдруг увидела также и осознала, что это такой же человек, как и я - сначала это меня ранило, потрясло, а потом тронуло до слез.  Я обнаружила, что я не одна на своем пути и что произошло что-то совершенно невероятное: дальше я не буду идти одна!
Мое благоговение и преклонение переросло в любовь и привязанность.
Я увидела перед собой новые дороги, другие пути, которые могли вести меня напрямую, быстрее, чем если бы я шла уже проверенной и несколько сузившейся моей дорогой. Это были новые, широкие и неизведанные пути! Я должна идти по ним!
Я снова вспомню свою учительницу литературы и в какой-то момент испытаю отчаяние: а если повторится то же самое?
Но она была неспособна подняться на вершину. И я знаю, что тоже должна найти какие-то пути для того, кто помог и помогает мне, чтобы и для него восхождение стало более быстрым и легким! Я буду стараться найти их.
Как поразительно и ни с чем не сравнимо внезапное крушение одиночества! Впервые я увидела, что этот холодный снег отражает свет солнца, которое вышло из-за туч. И мне стало не только тепло и хорошо, но мне стало видно многое. То, чего я не видела раньше.
Когда-нибудь вершина будет достигнута, и если бы каким-то ужасным образом я поднялась на нее одна, то это было бы величайшим несчастьем в моей жизни. Кому я сказала бы, что я вижу перед собой? Я могла бы кричать об этом, но те, кто остался внизу, слишком далеко, чтобы услышать мой голос. Но если кто-то рядом со мной может разделить мой восторг, мое упоение от увиденной картины, то может ли быть что-то лучше этого? А если я буду там одна, то не станет ли опять темно и все, что я могла бы обозреть оттуда, я обозреть не смогу? Наконец, как я могла бы оставить позади себя того, кто единственный протянул мне свою руку, когда все остальные отворачивались, не найти путей, по которым он сможет идти дальше?
- Нет, иначе быть не может: если мне суждено дойти до вершины, то только с тобой, - так я сказала, и взяла его за руку.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #56 : 07 Июня 2007, 00:51:45 »

Что-то на тему песни "Колея" В. Высоцкого.
Путь к сияющим вершинам Познания - но почему со спутником? Он больше поможет в Познании?
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #57 : 07 Июня 2007, 02:37:42 »

Цитата: Дядюшка Оптат
почему со спутником? Он больше поможет в Познании?
Неужели ты не понял, каково идти туда одному? ;) насчет "поможет"- конечно, но это какой-то потребительский взгляд. Дело не только в этом. А как объяснить это, мне трудно...
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #58 : 14 Июня 2007, 10:10:00 »

ДЖОНАТАН  ЛИВИНГСТОН.

Книжные магазины слишком велики, чтобы можно было посмотреть все и сразу. "Бестселлер" - это только маленький книжный отдельчик в большом торговом центре на Серышева, 60. Торговый центр так и называется - "Серышева, 60" - чего там только нет! Продают и колготки, и бытовую химию, тут же - дорогущий бутик DIVA U.S.A. (я не захожу в него из принципа патриотизма), тут же - пирожковая, какой-то сомнительный бар, тут же - вверх по лестнице - управление МЧС России, один вход на углу, другой - под вывеской МЧС России, третий - на другом квартале, вообще без вывесок, и все это безобразие и называется  - СЕРЫШЕВА, 60 (кстати, если нечаянно нажать Shift при написании этой цифры, то получится :) - что у меня и получилось только что. Странно, может быть, даже показательно).
Итак, в этом огромном здании, вместившем в себя все возможное и невозможное (прямо как многомирие, подумала я сейчас), есть маленький отдел "Бестселлер". Узнала я о нем недавно, не более полугода тому назад, а наводку дала моя подруга и ученица латинского языка Раиса.
Я решила прогуляться туда сегодня утром, тем более что виджет Гугля показывал всего лишь 18 градусов, и я подумала, что не воспользоваться утренней прохладой для прогулки будет просто преступно.
Впрочем, по пути я завернула еще в один магазин, купив там книгу Нерсесянца "Философия права". Но это не имеет (по крайней мере, на первый взгляд) никакого отношения к нашей истории, или весьма слабое отношение.
Я начала с того, что книжные магазины, как правило, слишком велики. Поэтому, едва зайдя в "Бестселлер", я совершенно целенаправленно двинулась к той полке, которая всегда была предметом моего пристального (и периодического. Меня уже знают продавцы магазина) внимания. Без особой надежды, как всегда, я спросила, нет ли ничего на латинском языке - ответ очевиден, - а затем молча стала рассматривать имеющиеся книги, возможно, я бы спросила о чем-нибудь еще, но продавцы были заняты немолодой импозантной блондинкой, которая что-то объясняла им довольно громким голосом, на что, впрочем, я никакого внимания не обращала.
Ничего интересного я, как это бывает часто, не увидела - только шикарнейший трехтомник Полибия, который навел меня на определенные мысли. У меня уже есть Полибий, но что с того? У кого-то его нет. Впрочем, все равно у меня сейчас не хватит на него денег.
Тем временем по магазину происходило упорядоченное, но на первый взгляд совершенно хаотичное движение блондинки и продавцов.
В какой-то момент она остановилась возле соседнего стеллажа, справа от меня, и краем глаза я увидела у нее в руках две маленьких голубых книжки. Кстати, она сама тоже была одета в голубое. Из любопытства я повернула голову и прочитала: Ричард БАХ. Слово БАХ было написано такими большими буквами, что мне никакого труда не составило разобрать.
Когда она уже отошла с книжками к кассе, я встала на то место, на котором только что стояла она, и мой взгляд тут же упал на одну отдельно стоящую книжку. Обычно книги стоят в ряд корешками к покупателю, но эта, маленькая и тоненькая, стояла обложкой прямо ко мне, да еще по центру, как будто бы требовала: КУПИТЕ МЕНЯ!
Это был "Чайка Джонатан Ливингстон" того же Ричарда Баха. Вообще, надо заметить, эту книжку уже достаточно давно советовал мне прочитать мой друг - клянусь Геркулесом, странное совпадение! Ведь его тоже зовут Джонатан!
Я не стала даже раздумывать, взяла книжку с полки и направилась к кассе. Продавец был занят какими-то подсчетами. Касса стоит посередине длинной стойки, так что получилось, что я стою с одной стороны, а блондинка, еще не оплатившая своих покупок - с другой. Увидев, что у меня в руках тоже маленькая голубая книжка, она заинтересованно вгляделась в надпись.
- Я увидела, что вы покупаете Баха, так почему бы не купить и мне? - с улыбкой сказала я.
- О, "Чайка Джонатан Ливингстон"! - со знанием дела воскликнула та. - Это классика! Но, признаться, она мне не очень нравится.
- Почему? - поинтересовалась я.
- В ней нет особого смысла... смысл только в том, чтобы быть не таким, как все.
- Посмотрим, - отвечаю я.
У меня в кошельке как раз 50 рублей без сдачи. Странно, что в этом городе можно еще купить какую-то книгу за 50 рублей, думаю я, и протягиваю продавцу пять купюр по десять рублей.
- У меня без сдачи. Вы возьмите, а я пойду.
С этими словами (зачем мне чек?) я ухожу, уже жарко, солнечный свет становится ослепительным, я иду домой через зеленый бульвар, рынок и центральную площадь.
Когда я пришла домой и бросила взгляд на полку со множеством еще не прочитанных мной книг, потом на эту маленькую книжицу, то мне стало жаль ставить ее в эту суровую очередь рядом с внушительными томами Демосфена, Аристотеля, Плутарха, Цицерона... вместо этого я положила ее на стол, съела одну маленькую колбаску и, не заглядывая на форум, вышла во дворик: я твердо решила прочитать эту книжку прямо сейчас. Вот прямо сейчас!
У нас небольшой, но уютный дворик: в нем нет никаких приспособлений для детворы - вроде качелей или песочницы (хотя я сама с удовольствием покачалась бы на качелях), зато есть шесть ярко-голубых лавочек, они стоят кругом, опоясывая что-то вроде большой клумбы, на которой растет в беспорядке трава, высокие кусты и даже парочка мленьких деревцев. В свою очередь, заасфальтированную зону с лавочками тоже окружают деревья и газон, спускающиеся маленьким склоном к проезжей части двора (где паркуют машины). Я обычно сижу на любимой моей лавочке, прямо напротив нашего подъезда, лицом на восток. Сразу за этой лавочкой - раскидистое дерево, которое шумит большими мягкими листьями прямо над моей головой.
Потянувшись на солнышке, я уселась поудобнее и открыла книгу.
С первых же страниц у меня на лице появилась улыбка, безо всякого преувеличения, до ушей. Зачем, действительно, чайке Джонатану Ливингстону думать о еде? "Еда, это так..." "Перья да кости"... мне вспомнился мой Джонатан, не слишком отличающийся от баховского, правда у того кожа да кости, а не перья да кости, но это никоим образом не меняет смысла. Да и я, пожалуй (вспомните, сколько всего я съела на обед! Речь об этом шла выше), недалеко ушла от этого.
Но это только маленькая деталь (да и насчет еды смысл был не только прямым). Во всем баховский герой напоминал мне моего Джонатана, и это было такое поразительное сходство, что я просто расплылась в улыбке, пока не дочитала до того места, когда начались его злоключения. Если бы вы хотели посмотреть на меня со стороны, то легко могли бы догадаться обо всех моих эмоциях. Читая, я переживала то, что переживал Джонатан на страницах книги - это было так понятно мне, так естественно, что каждое слово находило в моей душе самый чуткий отклик. Его неудачи, сомнения, ликование и разочарование - все это пронеслось во мне, как буря. Его одиночество - мне защемило сердце.
Повороты сюжета изумляли меня. вот он встречает тех, кто может его понять. Но это, безусловно, авторский вымысел... попробуй-ка найди хотя бы одну такую чайку, не говоря уже о нескольких, тем более - о десятках!
В книжке ровно сто страниц, и когда я прочитала ровно половину, и ни страницей больше, услышала позади себя голоса. Они приближались, и я поняла, что, возможно, кто-то тоже решил погреться на солнышке около нашего дома.
Голоса были довольно грубыми, хотя никакого сквернословия я не услышала, но они, несомненно, принадлежали людям весьма недалеким... чтобы передать эту манеру разговора, я попрошу вас вспомнить, как разговривают бомжи. Это было что-то в этом роде, так что я несколько обеспокоилась.
Справа, на соседнюю лавочку от меня, не слишком опрятного вида мужчина усадил полную женщину, одетую в тонкое шифоновое платье без рукавов. Я заметила, что у женщины не сгибаются колени. Я старалась сосредоточиться на книге, не вникать в их разговор, но в конце концов поняла, что женщина послала своего товарища в киоск, и тот ушел.
Я сначала хотела пересесть куда-нибудь в другое место: весьма подозрительные люди, хотя вроде бы и не бомжи, но определенно понять трудно... впрочем, какое право я имею проявлять к людям такое нескрываемое презрение? Нет, никуда я не пойду.
Некоторое время женщина молча разглядывала меня, а потом говорит:
- Хорошо, да? Когда я переходила на зеленый свет, меня сбила машина. Я была инвалидом второй группы, каждый год надо было продлять, но в том году мне дали первую группу, пожизненно. Это я шла с работы на старый новый год... Хорошо, да?
Мне стало жаль ее, и я промолчала, хотя могла бы сказать что-то вроде "А я-то тут причем" или "Какое мне до вас дело".
- Вы учитесь?
- Да.
- Наверное, вчера ЕГЭ сдавали?
- Нет, я уже в ВУЗе.
- На кого?
- На юриста.
- И сколько уже учитесь?
- Четыре года.
Она вздыхает.
- А я вот нигде не училась. Хотела поступать в кулинарный - не поступила... но я писала мужу диплом. - В ее голосе я услышала явное сожаление.
Ее последняя фраза вызвала во мне множество умозаключений. Что за человек передо мной? Кажется, я могу догадаться. Человек, у которого в жизни что-то пошло не так. Возможно, все дело в том, что случилось с ней, возможно, в чем-то другом, но - я же сейчас читаю о Познании! - она не пошла по дороге Познания, она остановилась на пути к Вершине... Но я слышала в ее голосе сожаление!
Некоторое время онамолчала, а потом вновь нарушила тишину:
- Что читаете? Научное или художественное?
- Художественное. Это Ричард Бах.
- Кто? - не расслышала она.
- БАХ, - говорю я очень четко.
- Это о любви?
- Нет, - отвечаю я, хотя могла бы ответить "да" - но тогда она поняла бы меня неправильно. - Это... о жизни.
- О жизни... - задумчиво пробормотала та. - Ну и как, интересно?
Я некоторое время помолчала, потому что такие прямые вопросы, как правило, ставят меня в тупик. И вдруг, воодушевившись, отвечаю ей:
- Я уже прочитала половину. Знаете что? Сейчас я дочитаю ее и отдам вам.
Ведь эта книга - мне уже понятно - не о том, чтобы "быть, не как все". Блодинка из магазина была неправа. Эта книга о Познании! Почему эта женщина, которая сейчас говорила со мной, остановилась? Почему она не пошла дальше? То, что я ей сказала - это было верное решение. Я это почувствовала так, как иногда, будто бы проснувшись ото сна, резко, остро начинаешь осознавать реальность происходящего.
Судя по всему, она не ожидала такого поворота событий.
- Как это так? - растерянно спрашивает. - В смысле, вам ее потом надо вернуть. Да.
- Это уже неважно.
- Как это неважно? - недоумевает она.
Я улыбаюсь. Я знаю, что это на самом деле неважно. Вернет она мне книгу или не вернет - никакого значения не имеет... главное, это дать ей книгу.
Я ничего не ответила и углубилась в чтение; тут вернулся ее товарищ, неся бутылку самого дешевого пива ДВ и два стакана. Я мысленно вздохнула и вдруг почувствовала какие-то сомнения.
Ведь эта женщина - это явный представитель Стаи. Что толку, если я дам ей эту книгу? Что она в ней поймет? Она сейчас будет сидеть и пить пиво. По ней сразу видно, что она совершенно необразованная, темная, не стремящаяся к познанию душа.
Так я думала, прочитав еще страниц двадцать.
Но ведь мое решение уже было принято. Я знала, что оно правильное, я не могла только понять - почему? Почему я приняла это решение? Нет, я не жалела о нем. Я только не могла понять саму себя. Я вижу рядом с собой неотесанных людей, напоминающих бомжей, пьющих пиво, ни о чем не думающих - зачем, для чего им эта книга?!
Ответ я нахожу... на страницах книги.
- Неужели ты вернешься? - грустно спрашивает у Джонатана Сэлли.
- Да, я вернусь... я должен вернуться.
Может быть, в книге нет этих слов. Но я не помню дословно... вы ведь знаете, что теперь, когда я пишу все это, у меня уже нет этой книги.
Он должен вернуться - я вижу в этих словах больше, чем написано. Он должен помочь! Он слишком хорошо помнит, каково ему было, когда он был совсем один...
И он возвращается.
Мой Джонатан не задумывался об этом: человеческий мир один, а изгнание и одиночество прекрасно уживаются в нем рядом со Стаей. Так что ему просто не нужно было задумываться. Ему никогда не пришло бы в голову отказать тому, кому требуется помощь... для этого не нужно было возвращаться. Стая окружает нас каждый день, хотим мы этого или нет.
Что чувствовала я, читая эту книгу? О, я могла бы попытаться все описать, но, боюсь, мне просто не хватит слов. Это не риторическая формулировка, которая должна выразить невыразимость - нет, это признание в том, что я на самом деле, при самом горячем своем желании, не смогу выразить. Сидя на голубой скамеечке я, одетая в голубой топик, держала в руках эту голубую книжку, держала с трепетом, как Сивиллину книгу - в самом деле, это было какое-то пророчество...
Когда-то давно эта книжка, в другом издании, но, я помню, тоже голубого цвета, валялась у меня дома. Неделю или две назад я тщетно пыталась отыскать ее, но не нашла, хотя перерыла всю квартиру. А если бы я прочитала ее тогда, три года назад, когда случайно обнаружила в ящике с бумагами? Это было пророчество, которое я только повертела в руках, но так и не открыла.
Так я нашла ответ. Мне тоже некуда возвращаться - но если бы было, то сюда. В этот день, в этот теплый маленький дворик, вот она, сидит рядом со мной, я должна, должна помочь! Я должна дать ей эту книгу!
Я дочитываю до конца. На последних страницах события разворачиваются так, что я уже ничего вокруг себя не вижу, не слышу, я заглядываю в будущее. "Не может быть!" - думает Флетч. "Я..."
Ну, и о какой божественности шла речь, улыбается Джонатан.
Но что это, что же происходит дальше?..
У меня задрожали руки: это не может быть! Нет! Такого не может быть! Неужели Джонатан уйдет без Флетча?! Как такое может быть?!
МОи глаза наполнились слезами, и вот уже дочитана сотая страница.
Аккуратно закрыв книгу, повернув голову налево, я некоторое время сижу, рассматривая, как ветер легонько колеблет листья дерева и нагретый асфальт.
Почему все уходят поодиночке?
Почему они не могли, подобно тому, как когда-то совершили перемещение с Чиангом и увидели два солнца, уйти вместе? Почему он не мог подождать Флетча?
Я встала и сделала два шага к лавочке, на которой сидела та женщина.
- Ну как? Понравилось? - осведомилась она.
Я хотела что-то сказать, но ничего не смогла. Она вгляделась в мое лицо, и в ее глазах я увидела удивление, участие.
- Почему вы плачете? - спросила она.
- Это... поразительно, - едва выговорила я, прижимая книжку к груди.
- Неужели такой плохой конец?
- Нет.
- Тогда хороший?
- Нет, - помедлив, ответила я. Я не могу сказать: плохой или хороший. Этот вопрос здесь просто неуместен.
Я немного помолчала и протянула ей книгу:
- Нельзя останавливаться в познании, - у меня был твердый голос, если даже не внушительный. - Никогда нельзя останавливаться! Помните это!
Она молчала, пораженная.
Наконец выговорила, когда я сделала шаг, чтобы уйти.
- Как?.. Вы уходите? Давайте покормим голубей.
- Мне пора, - отвечаю я. Уже ухожу, но вдруг оглядываюсь:
- Обязательно прочитайте эту книгу. Вы многое поймете!
Я вложила в эту фразу все, что только могла вложить. И ушла.
Чайка с поломанным крылом... может быть, это была она.
Кем я была для этой женщины? Вы помните мой рассказ про Колю Мишина? Я была этим человеком на лавочке...
Боги бессмертные... ведь за моей спиной шумело дерево, а лавочка была выкрашена в ярко-голубой цвет. Это дошло до меня только что.
Скорее всего, она никогда больше меня не увидит. Я знаю, что она не забудет про эту книжку и прочитает ее - я знаю это точно. Но поймет ли она? Вот что беспокоит меня. Но я ощущаю, что я выполнила свой долг, я знаю это!
А может быть, она еще когда-нибудь встретится со мной.
Я зашла в квартиру, после книжки я была в очень сильном эмоциональном волнении. Она произвела на меня глубокое, неизгладимое впечатление.
Неужели он не подождет Флетча?..
Нет, подумала я, - мой Джонатан без меня никуда не уйдет. И я это знаю точно. Он переживал, не уйду ли без него я - не уйду, никогда не уйду! Путь к вершинам познания в одиночестве - эта ужасно, может быть, это цена, которую надо платить за Познание, возразит кто-нибудь из вас. Нет, никакой такой цены тут нет. Ведь ты свободен, куда тебе идти. И ты свободен, чтобы оставаться.
Тот далекий остров, короткое мгновение, которого надо достичь - это остров, над которым сияло два солнца.

Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Magnus
Гость
« Ответ #59 : 14 Июня 2007, 21:00:24 »

Мне понравилось :)
Записан
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #60 : 14 Июня 2007, 22:26:06 »

Цитата: Scaevola
"Бестселлер"
Сохранил пакетик с логотипом. :)
Моя тоже Баха любила. Однажды пришли в театр, а она Баха только что купленного стала читать. :)
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #61 : 14 Июня 2007, 23:09:22 »

Цитата: Дядюшка Оптат
Сохранил пакетик с логотипом
Что тоже "Бестселлер"? разве?
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #62 : 14 Сентября 2007, 15:09:26 »

Это был прохладный августовский день. Обычный день, семь часов утра, набережная, ветер и серые волны реки, которая медленно катилась за бетонным парапетом.
На фоне неба, потемневшего из-за туч, четким силуэтом вычерчена пограничная вышка. Еще вчера на ней висел красный флаг, и этот факт дал большую пищу для размышлений некоторых прохожих - конечно, не всех, - но есть ведь люди, которые привыкли вдумываться в яркие детали, красный флаг на фоне серого неба был именно такой деталью. Кто знает, какой смысл был в этом небольшом кусочке ткани, бешено развивавшемся по ветру весь вчерашний день? Возможно, это был флаг Зенона... значит, в этой вышке жил Зенон?
Григорий Дмитриевич протер глаза и отогнал крамольные мысли. В самом деле, как иначе можно назвать мысли о Зеноне, обитающем в пограничной башенке? Нет, это слишком дикие мысли, даже для семи часов утра.
Григорий Дмитриевич отошел от окна и начал одеваться. Все происходило по одной и той же схеме, как и изо дня в день, все происходило по кругу, по расписанию, все было предопределено. Предопределено было и то, что сейчас он должен был повести на прогулку своего хорька Д'Артаньяна.
Да, Д'Артаньян был самым настоящим чистокровным хорьком, может быть, даже этим гордился, но гордость свою никак не выражал. Он был настоящим, знатным хорьком с лоснящейся кофейной шерстью и пушистым хвостом. Животное это считалось редкостью, так что Григорий Дмитриевич поначалу тоже гордился своим Д'Артаньяном, особенно когда во время прогулки он становился центром всеобщего внимания. Но теперь все это уже прошло, удивляться больше было нечему, и больше нечем было удивлять.
Что вообще заслуживает удивления в этой жизни, сокрушенно думал Григорий Петрович, застегивая сандалии. Скажу по секрету, что философский настрой накатил на него отчасти потому, что вчера вечером он выпил немного коньяка (немного? это сколько? Д'Артаньян знал точно, но сказать этого не мог). Поэтому с утра было тоскливо и хотелось обратить мысленный взор к высоким материям, чтобы почувствовать себя человеком.
Григорий Дмитриевич верил, что человек - существо мыслящее, но обреченное на постоянную борьбу. Борьбу с рутиной, борьбу с собой, с предопределенностью. Из окна видно, как серы и унылы речные волны. Но они не остановятся, как бы унылы они ни были. Возможно, где-нибудь посередине реки плывет игрушечный кораблик, яркий и пестрый (например, пронзительно-голубого цвета!), но увы! - он вынужден двигаться вместе с огромной массой воды, его увлекающей... - пробормотал Григорий Дмитриевич и тут обратил внимание, как пристально на него смотрит Д'Артаньян. В его черных глазках-бусинках явственно виделась какая-то магнетическая внимательность.
Зенон на башне снял красный флаг.
Это была первая мысль, которая возникла в голове у... Д'Артаньяна? - для его хозяина это было бы, пожалуй, слишком...
Они побродили во дворе, затем завернули за угол старого бледно-желтого дома-сталинки, так что оказались практически на набережной.
Вообще, с утра на набережной всегда было хорошо и тихо: почти никого нет, только спортсмены с ярко выраженной целеустремленностью на лице пробегают километры вдоль границы. Да пенсионеры, полусонные, выползают из близлежащих домов, чтобы выгулять своих собачек или отправиться на почту - первым занять очередь. Но в целом никаких эксцессов - вполне обыденная, но приличная публика.
Дом, в котором жил Григорий Дмитриевич, стоял на углу, так что на набережную выходила неширокая улица. Она заканчивалась спуском на набережную, обрамленным с двух сторон полосами привычных бетонных плит приблизительно в метр вышиной.
"Серая вода, серый бетон", - сверкнул глазами хорек. "А где же флаг Зенона?"
Но Григорий Дмитриевич не откликнулся на этот мысленный позыв,его глаза были устремлены в точку, где начинался спуск на набережную: у самого парапета  сидели на корточках двое неизвестных, задумчиво вперив глаза в бетон.
Что они могли там углядеть, ведомо было кому угодно, но только не Григорию Дмитриевичу. Даже Д'Артаньян, оставив мысли по поводу пограничной вышки и ее обитетеля, крепко призадумался.
На расстоянии не было слышно, что они обсуждают; но вот один из них, худощавый мужчина в черной куртке, достал из кармана маленький пластиковый пакет. Черного цвета. Григорий Дмитриевич прищурился, но ничего не смог увидеть; зато Д'Артаньян явственно разглядел на пакетике надпись, сделанную золотыми буквами: "ФОРТУНА".
Закрепив ФОРТУНУ в центральной точке бетонного пространства (сливаясь с цветом речных волн, оно казалось бесконечным), мужчина стал поворачивать ее по кругу, отмечая маркером пройденный ФОРТУНОЙ путь, так что очень скоро на бетоне получилась окружность.
Девушка в красной ветровке нарисовала в центре окружности жирную точку, которую затем обвели в круг небольшого радиуса... Григорий Дмитриевич видел какое-то сходное (или нет?) изображение в фильме "ВОЗВРАЩЕНИЕ мумии", оно мелькало на внутренних стенках пирамиды, пока несчастных героев преследовали воскресшие египтяне в бинтах. Но, возможно - подумал Д'Артаньян, - это больше было похоже на цифру 0... это цифра начального состояния?..
Трудный мыслительный процесс в пушистой голове хорька прервал кашель Григория Дмитриевича.
Хозяину тоже было очень интересно наблюдать за странной парочкой. Вид у них, кстати, был весьма заговорщицкий: они то улыбались во весь рот, то начинали оглядываться по сторонам, как будто боялись, что кто-то застукает их за этим загадочным делом - как будто не знали, что с пограничной вышки все отлично видно. Пусть даже там вроде бы нет никаких признаков жизни.
С помощью маркера наши чудаки стали выводить на бетоне какие-то странные письмена. При внимательном рассмотрении у Григория Дмитриевича возникли лишь смутные ассоциации с Гимназией № 1, где он учился, и уроками геометрии. Это был красивый, витиеватый шрифт, впивавшийся в бетон из самой сердцевины маркера.
На внешней стороны круга, вверху, девушка нарисовала ряд букв, имеющих сходство с русскими, а внизу мужчина написал ANNO MMDCCLX.
В самом же круге, в вехней половине сплетались завораживающе прекрасные письмена. В нижней же они приписали что-то на английском языке: HOC NOS ADFVIMVS - таких слов Григорий Дмитриевич не знал, а хорька больше заботило движение туч на небосклоне: небо стало таким серым, что почти слился с бетонной оградой, с рекой, с туманным воздухом.
Nут Григорий Дмитриевич не выдержал и, не в силах более сдерживать свое любопытство, потихоньку подошел поближе, взяв хорька на руки и на всякий случай прижав его поближе к сердцу. Когда он был уже совсем близко, девушка, занятая изображением двух пальмовых ветвей на оставшемся пространстве круга по две стороны от (0), перепуганно обернулась.
- Вы не думайте, мы тут ничего нецензурного не пишем! - будто бы в оправдание сказала она.
- Что вы, - уважительно заметил Григорий Дмитриевич, - я так совсем не думаю. Но что это за загадочные письмена?..
- А, это древнегреческий, - обаятельно улыбнулась девушка, вновь принявшись за пальмовые ветви. - С латинским впридачу.
Нет нужды говорить, что увидеть и услышать такое в 7 часов утра, на набережной, где все вроде бы было так привычно и где Григорий Дмитриевич выгуливал Д'Артаньяна каждый день, было весьма странно. Но любопытство было сильнее удивления, так что он спросил:
- Вы, наверное, медики?
- нет, - рассмеялась девушка.
- А откуда тогда знаете эту клинопись? Зачем вообще это делаете?
- Чтобы люди Думали, когда увидят нашу надпись.
ut homines Cogitent, cum nostram inscriptionem animadvertissent.
Григорий Дмитриевич был простым... да неважно, кем - важно, что он не был ни ученым, ни литератором, ни вообще этим, как его, - интеллегентом, - но тут он почувствовал такое почтение, что сразу не смог ничего сказать.
Они делали то, что хотели, и были счастливы.
- Берегите себя, - очень серьезно сказал Григорий Дмитриевич. - Таких, как вы, мало.
Пальмовые ветви были дорисованы.
- Можно, мы сфотографируемся с вашим хорьком?
- Конечно, можно! Держите его! Но только он воняет...
Девушка взяла на руки хорька, а Григорий Дмитриевич сделал кадр в цифровой фотоаппарат.
- Спасибо!
Они не захотели долго задерживаться на набережной, тем более, что было довольно холодно, и ушли. Григорий Дмитриевич еще некоторое время смотрел на надпись, Д'Артаньян прислушивался к удаляющемуся смеху - это был такой светлый, беззаботный смех!..
- Ну и люди, елки-палки, все такие разные...
O Fortuna, velut luna, statu variabilis!..
Пробормотал Григорий Дмитриевич и решил идти домой.

Погода была плохая, так что дома, едва он зашел в тепло, его сморил сон.
Но Д'Артаньян не спал. Его нечеловеческая логика приводила в движение какие-то скрытые механизмы. Две черных блестящих точки.
Он знал, что Григорий Дмитриевич больше не проснется. Никогда.
И, в отличие от вас, этот сюжет не кажется ему шокирующим. Он, хорек, будет думать - долго думать, ведь торопиться ему некуда. Больше не будет прогулок, не будет обедов. Больше не будет ветра.
Но вышка - да, ее будет видно из окна, как прежде. Пусть даже волны, что так спешили пробежать, остановились. Когда-нибудь Д'Артаньян сумеет разглядеть через узкое окошко, что творится там внутри. Кто знает - если там Зенон - почему он не может выйти. Кто знает - может быть, он пытается разглядеть сквозь густую тюль, которую повешал Григорий Дмитриевич, самого Д'Артаньяна... но ему ведь некуда торопиться.
И только в чутких ушах хорька еще звенит и несется вдаль лучистый, счастливый смех.

Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Дядюшка Оптат
Дадька в облаках

Декурион
****

Репутация: 19
Offline Offline
Сообщений: 638

« Ответ #63 : 14 Сентября 2007, 20:00:32 »

Цитата: Scaevola
вчера вечером он выпил немного коньяка
Наш человек в одиночку коньяк не пьет! Иначе он полный дегенерат и отщепенец!

Цитата: Scaevola
только спортсмены с ярко выраженной целеустремленностью на лице пробегают километры вдоль границы

Каково жить у границы,
Пограничный человек?
Бегать вдоль и суетиться,
Коротая долгий век?

На кону, иль на границе,
На меже, на полосе -
Как наружу б не свалиться,
Как не выпасть бы вовне.

Меж рождением и смертью,
Между двух пространств, времен
Сохранишься ли ты прежним?
Между двух миров ты кто?

Цитата: Scaevola
Трудный мыслительный процесс в пушистой голове хорька прервал кашель Григория Дмитриевича.
Э-э, двусмысленная фраза, сама понимаешь - кто кого прервал? Процесс - кашель, или кашель - процесс? :) Впредь избегай такого.
И вообще, я представил, почти услышал, как заскрипели мозги у хорька - с этаким ржавым, натужным  и визгливым скрипом... У меня кот так думает. :)

Цитата: Scaevola
ANNO MMDCCLX.
Год 2760? Это ведь по римской эре ad urbe condita (от основания Города (Рима)) - 2007 г. от Р. Х.?

Цитата: Scaevola
но тут он почувствовал такое почтение, что сразу не смог ничего сказать.
Супер, супер, суперудачная фраза!!!

И вообще, многое не ясно, не прописано. Что за день недели? Если выходной, то понятно, почему герой не спешит на работу (и кстати, кем работает?). Но если будни (сужу по замечанию, что выгуливал КАЖДЫЙ день в 7 утра) - он тунеядец, и на что он тогда живет? Обычный забулдыга, напившийся накануне и скопытившийся от того, что не нашел на опохмел?
И чей фотоаппарат? И откуда герой, не интеллигент, вдруг узнаёт латынь, хотя только что не мог ее понять и прочитать?
И почему больше никогда не проснется? И почему хорек все время думает? Он хоть когда-нибудь может перестать думать?
И вообще, О ЧЕМ рассказ? О мыслительной деятельности хорька? Или о хулиганах с набережной, захламляющих город своими граффити?

И КТО ТАКОЙ ЗЕНОН????
Записан
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #64 : 14 Сентября 2007, 23:04:42 »

Цитата: Дядюшка Оптат
Или о хулиганах с набережной, захламляющих город своими граффити?
:lol:
Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #65 : 14 Сентября 2007, 23:27:48 »

Цитата: Дядюшка Оптат
Наш человек в одиночку коньяк не пьет! Иначе он полный дегенерат и отщепенец!
А разве об этом есть какие-то уточнения? ;) тем литература и отличается от кино, что недостающие детали вы можете сами себе представить, как вам это нравится.
Цитата: Дядюшка Оптат
Э-э, двусмысленная фраза, сама понимаешь - кто кого прервал? Процесс - кашель, или кашель - процесс?  Впредь избегай такого.
Наоборот, я считаю это удачным ;)
Цитата: Дядюшка Оптат
2007 г. от Р. Х.?
именно!
Цитата: Дядюшка Оптат
И вообще, многое не ясно, не прописано. Что за день недели? Если выходной, то понятно, почему герой не спешит на работу (и кстати, кем работает?). Но если будни (сужу по замечанию, что выгуливал КАЖДЫЙ день в 7 утра) - он тунеядец, и на что он тогда живет? Обычный забулдыга, напившийся накануне и скопытившийся от того, что не нашел на опохмел?
И чей фотоаппарат? И откуда герой, не интеллигент, вдруг узнаёт латынь, хотя только что не мог ее понять и прочитать?
И почему больше никогда не проснется? И почему хорек все время думает? Он хоть когда-нибудь может перестать думать?
И вообще, О ЧЕМ рассказ?
Гм, скажу одно. Почему я уже давно не читаю художественную литературу? Потому что мне скучны и неинтересны такие вещи, в которых явственно просматривается или даже специально разжевывается в расчете на "среднего" читателя какой-то назидательный дидактический смысл. И поэтому я сама пишу вещи, которые не разжевываю и не кладу в рот читателям, чтобы они только проглотили. Я хочу, чтобы читатели думали и сами находили свои интерпретации. Что такой подход вызовет у тебя критику - не ожидала и весьма удивлена!
Все твои вопросы ты можешь проаналазировать самостоятельно. Ты можешь увидеть ВСЕ варианты ответов на них, и получить в зависимости от этого интерпретации. Кто сказал, что верной должна быть одна интерпретация?
Цитата: Дядюшка Оптат
КТО ТАКОЙ ЗЕНОН????
Раз так сильно хочется знать, то про Зенона отвечу, хотя и кратко ;) Зенон Элейский - автор парадокса Ахилла и Черепахи.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
yury
Гость
« Ответ #66 : 15 Сентября 2007, 02:11:41 »

Класс какой! ;) Спасибо!

Цитата: Дядюшка Оптат
И вообще, О ЧЕМ рассказ?

О Фортуне, надо полагать ;)
Цитата: Дядюшка Оптат
И КТО ТАКОЙ ЗЕНОН????
Зенон? Это великий учитель Дзен ;), если верить Дугласу Хофштадтеру.

Scaevola
Правильно, пусть разбираются! ;)
Записан
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #67 : 15 Сентября 2007, 17:41:57 »

Цитата: Scaevola
Почему я уже давно не читаю художественную литературу? Потому что мне скучны и неинтересны такие вещи, в которых явственно просматривается или даже специально разжевывается в расчете на "среднего" читателя какой-то назидательный дидактический смысл.
Пушкина, Достоевского, Толстова, Булгакова и Шиллера ты считаешь "средними" читателями?


Цитата: Scaevola
И поэтому я сама пишу вещи, которые не разжевываю и не кладу в рот читателям, чтобы они только проглотили. Я хочу, чтобы читатели думали и сами находили свои интерпретации.
Понятно, это что-то вроде "Черного квадрата" в живописи! Авангардизм.
Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
yury
Гость
« Ответ #68 : 15 Сентября 2007, 19:09:30 »

Пушкина, Достоевского, Толстова, Булгакова и Шиллера ты считаешь "средними" читателями?
:O Не исключено, что многие из них и были "средними" читателями. Не располагаю ниформацией об этом.
Записан
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #69 : 15 Сентября 2007, 19:54:09 »

Цитата: Yury
Не исключено, что многие из них и были "средними" читателями. Не располагаю ниформацией об этом.
Да нет, дело не в этом. Просто все перечисленные люди читали большое количество художественной литературы и были очень высогого мнения об этом жанре. Правильный ответ на свой вопрос я и без того знаю, но просто хотелось послушать субъективное мнение Сцеволы. ;)
Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
yury
Гость
« Ответ #70 : 15 Сентября 2007, 22:43:55 »

Цитата: Жан-Жак Руссо
Правильный ответ на свой вопрос я и без того знаю, но просто хотелось послушать субъективное мнение Сцеволы.
Правильного ответа на этот вопрос нет ;) Максимум - еще одно субъективное мнение..
А сам вопрос - нелогичен: из высказывания

1. Мне не нравится худож. литература, поскольку она ориентирована на среднего читателя

вовсе не следует высказывание

2. Художественная литература нравится только средним читателям

Заданный вопрос предполагает принятие тезиса 2, тогда как его никто не высказывал, и следствием высказанного тезиса 1 он тоже не является. Именно поэтому вопрос меня так удивил.
Записан
yury
Гость
« Ответ #71 : 16 Сентября 2007, 02:17:37 »

Д'Артаньян
Записан
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #72 : 16 Сентября 2007, 04:16:37 »

Yury
Вот это да! Как ты это сделал??? Фотография - в тему!
 
Цитата: Жан-Жак Руссо
Пушкина, Достоевского, Толстова, Булгакова и Шиллера ты считаешь "средними" читателями?
Не знаю, какими они были читателями. Но, действительно, то, что худ литература в основном рассчитана на среднего читателя, не значит, что она может нравиться только средним читателям. Мне нравится Достоевский. И даже Хофштадтер нравится, хотя эта книга, претендующая на интеллектуальный бестселлер, тоже рассчитана на среднего читателя.
Зачем ты разводишь оффтоп? Ты считаешь мой рассказ полной чушью, вроде Черного Квадрата Малевича - так это твое право, я твое мнение уже поняла. Но ты переходишь на личности, на что и обращаю твое внимание. Если тебе не нравится творчество, это совсем не значит, что свое отношение можно переносить и на автора.

Еще раз подчеркну: не оффтопим.
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
yury
Гость
« Ответ #73 : 16 Сентября 2007, 11:38:31 »

Scaevola
Рад, что тебе понравилась эта картинка!
Черный квадрат? Хм. Не стану комментировать, пусть каждый представит себе тот комментарий, который кажется ему тут уместным ;)
Записан
Жан-Жак Руссо
Гражданин Женевы

Всадник
*****

Репутация: 16
Offline Offline
Сообщений: 734
Zuruck zur natur!

« Ответ #74 : 17 Сентября 2007, 00:33:37 »

Цитата: Scaevola
Но ты переходишь на личности...
Отнюдь. Странно, что у тебя возникло такое мнение.

Записан

Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #75 : 17 Сентября 2007, 00:37:17 »

Жан-Жак Руссо
Не оффтопим!
Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Scaevola
Юрисконсульт

Ceнатор
*

Репутация: 38
Offline Offline
Сообщений: 2533

« Ответ #76 : 01 Августа 2010, 04:57:49 »

DVARA*.

Сырая темнота подъезда, заваленного бутылками и каким-то тряпьем, поглотила Людвига Кафку, когда на город, задремавший в серых весенних сумерках, вдруг обрушился дождь.
Кафка не хотел промокнуть; оставив дверь подъезда открытой, он распинал ногами мусор, уселся прямо на грязные ступени - и долго, не двигаясь, смотрел на бесконечные, тусклые потоки, которые разбивались о растрескавшийся асфальт. Он уже не помнил, какой дорогой пришел сюда; он хотел бы забыть и все остальное, череду событий, которые привели его на самую окраину города в этот непогожий день - но не мог. Заведующий больницей сказал ему, что будет проведено административное расследование; при этом он намекнул весьма недвусмысленно, что считает ошибкой - с учетом особенностей истории болезни пациента - применение препарата, назначенного доктором Кафкой. По мнению заведующего, именно это обстоятельство привело к быстрому усугублению состояния и дальнейшей смерти пациента.
Кафка не стал ничего объяснять - это было бесполезно. Молоденькая сестричка Вентрис уже поспешила засвидетельствовать, что у пациента и ранее проявлялись неблагоприятные реакции на препараты этой группы - наглая ложь, но ее оказалось достаточно, чтобы появился повод найти виноватого; кто бы ни был виноват на самом деле - злопамятная ли мстительность Вентрис, таившей старые обиды, трусливость ли заведующего перед родственниками умершего или чистая случайность - было уже неважно; фамилии действующих лиц мелькнули в местной газетенке, и теперь в лучшем случае медицинской карьере доктора пришел конец.
Уже не раз он задавался вопросом, что такое смерть - неотвратимая неизбежность, судьба, или результат ошибки, неверного выбора. Это были старые, как мир, вопросы, отполированные до блеска в трудах множества философов, от которых, однако, не было никакого толку, потому как чем глубже, по мнению Кафки, они уходили в дебри диалектических рассуждений и тонких силлогизмов, тем дальше ускользала истина, истина, в существование которой он как-то по-детски, наивно верил всю свою жизнь. Он спрашивал себя, существует ли единый, абсолютный закон предопределенности - и это было уже не столь очевидно, как факт наличия единой и абсолютной истины; предопределенность могла быть лишь одной из ее возможных форм. Кафка думал, что не боится этого - и презирал всякий страх вообще, но чем более презирал, тем более понимал, что все-таки пленен им, этим страхом - не тогда, когда от его решения вдруг оказывалась в зависимости человеческая жизнь, а после, в уединенных размышлениях около ярко пылающего в ночи домашнего камина, когда он снова спрашивал себя, движет ли этим миром слепая сила случая или существует нечто большее, некая воля, которая могла бы оправдать его перед родственниками умершего, заведующим больницы, перед целым миром...
Впрочем, это не слишком подходящее слово - оправдать. Оно напоминало Кафке о глупых и нелепых обрядах, воспоминания о которых сохранились в его памяти еще со времен детства: какие-то безумцы в черных одеждах, именующие себя католическими священниками, каждое воскресенье пытались внушить ему, томившемуся на неудобной деревянной скамье, мысль об изначальной греховности человеческого рода. Эта мысль никогда не вызывала у него ничего, кроме отвращения; с четкостью, выработанной пристрастием к сухой, логически выверенной античной философии, он видел разницу между ответственностью и греховностью, разницу временную, а потому - ввиду способности человеческого разума к принятию решений - совершенно принципиальную. Тезис о греховности, казалось бы, возводящий ответственность за мир к абсолюту, напротив, с корнем уничтожал ее; понимание же воли, которая есть не что иное (Кафка находил эту мысль, самим же найденную, довольно любопытной), как результат соединения сознания и разума, имеет совсем иную природу; разум обеспечивает понимание ответственности как готовности к анализу собственных действий, вера в греховность - заставляет лишь махнуть рукой на все.
Потому не может идти речи об оправдании; уместнее было бы говорить об объяснении, наличии скрытой внутренней логики, которую иногда интуитивно ухватывает разум. Так и в этот раз; где-то должен быть ответ, где-то рядом, нужно лишь как следует присмотреться, вновь задать себе те же вопросы, вновь пересмотреть ответы на них.
Только это, наверное, уже не поможет, устало подумал он, поднимаясь на ноги - они затекли от долгого сидения на ступеньках, и Кафка медленно, как во сне, растирал их ладонями, - вся эта философия не имеет значения для тех, кто будет его судить.
Дождь уже перешел в мелкую нудную морось, перед подъездом разлилась лужа. Кафка уже хотел было идти, как вдруг заметил краем глаза небольшое объявление - яркий лист белой бумаги, оно висело чуть выше, у лестницы, рядом с запыленной металлической дверью (казалось, что ее уже много лет не открывали; у порога были разбросаны в огромном множестве окурки сигарет). Кафка не мог издали увидеть надпись и, поднявшись на несколько ступеней, прочитал: "ВХОД В РАЙ - НА 9 ЭТАЖЕ".
Перечитал несколько раз, пристально вглядываясь в черные буквы -  кое-где между ними виднелись малюсенькие кляксы, как будто печатали на принтере, который уже много раз заправляли новыми чернилами.
Безотчетно оглянулся на лестницу - и вдруг рассмеялся: неужели поверил? Тут же подумал: нет, скорее это был смех по поводу собственного скепсиса, такого скучного и постылого; быть может, хотя бы раз, как это случается на страницах детских книг, сказка станет явью и произойдет что-то совершенно необыкновенное и чудесное; он хотел бы отогнать эту мысль, как любой здравомыслящий человек, но отчего-то ухватился за нее.
Грязные и заплеванные ступеньки вели куда-то в полумрак; только на третьем и пятом этажах под потолком ярко горели лампочки - так пронзительно могут гореть лишь голые лампочки без абажура.
Девятый этаж почти ничем не отличался от предыдущих; Кафка несколько раз оглянулся по сторонам, а затем еще один белый квадратик ударил ему в глаза; объявление висело на шахте лифта (отчего-то Кафка сомневался, что этот лифт когда-нибудь работал); надпись гласила: "ВАМ НАЛЕВО".
Стрелка под надписью указывала по направлению к лестнице на крышу.
"Там заперто", - тут же подумал Кафка. Все двери, удивительные и странные двери, которые манили его в самого детства, старинные, деревянные, с замком и без замка, как правило, оказывались заперты. Он заранее, еще не убедившись, вдруг испытывал хорошо знакомое разочарование.
Однако, он не стал медлить и, проворно взобравшись по вертикальной лесенке, толкнул руками тяжелый квадратный люк. Он вдруг поддался неохотно, со скрипом - Кафка понял, что никакого замка на нем не было.
Сердце его забилось быстрее, он торопливо стряхнул с ладоней пыль и паутину и, поднатужившись, налег с новой силой - тяжелая металлическая дверца с лязгом ударилась о плоскую крышу, где-то неподалеку послышался хлопок крыльев взлетевших голубей; небо над головой Кафки, низкое, мучнистое, заволоченное тучами, появилось так быстро, будто взглянуло на него.
В странном, нервозном возбуждении он поднялся на крышу и оглянулся вокруг. Со всех сторон простиралось небо, крыша была еще мокрой от недавнего дождя. Тонкие проволоки ограды, опоясывавшей крышу, чуть покачивались от ветра. Ощущение какой-то невыразимой пустоты внезапно пронзило его сердце, как молниеносная догадка: здесь ничего нет.
Ничего нет, ничего не было - магических врат, волшебно сверкающего портала, за которым видна тень единорога, вестника удачи, непостижимой воронки, в которую проваливается все сущее, как будто никогда не возникало - нет, перед ним самая обычная крыша, выложенная квадратными плитками, в городе тысячи подобных мест, миллионы подобных мест на земле.
Эта обыденность вопреки обещанному ("ВХОД В РАЙ НА 9 ЭТАЖЕ") вдруг изумила его так, как не смогло бы изумить самое невероятное чудо. Кафка всплеснул руками, как актер на сцене, широко разведя пальцы - и так и застыл.
Теологи полагают, что рай - это иной, какой-то особый мир, в котором человеку уготовано вечное блаженство, точнее сказать - вечное и беспредельное счастье. Ад - антипод этого удивительного места - напротив, населен чудовищами и сулит ужасные муки и страдания; они полагают, что душа человеческая после смерти отправляется в одно из этих мест. Положим, так, подумал Кафка, и усмехнулся - это белое объявление на первом этаже, которое так его удивило, есть ни что иное, как призыв самоубийцы.
Значит, он верил, что попадет именно в рай, исключая другую вероятность - этот неизвестный самоубийца, возможно, оставивший объявление в качестве предсмертной записки; впрочем, возможно, с его стороны это был просто рекламный ход.
Кафка подошел к краю крыши и присел на парапет; поробовал представить себе, что чувствовал этот неизвестный человек, оставивший записку, человек, о котором он уже никогда ничего не узнает; что подтолкнуло его на этот шаг, боялся ли он или, напротив, радовался, во что верил, чего искал - эти вопросы вдруг сложились в странную, причудливую головоломку, частью которой был он сам, Людвиг Кафка, нашедший загадочное объявление в подъезде старого полузаброшенного дома - с того самого момента, как прочел его.
Какой он, это иной лучший мир, есть ли он? Для кого было оставлено послание? Нет ли в нем логической ошибки? (Кафка смутно помнил, что, кажется, в соответствии с христианской доктриной самоубийцы не могли попасть в рай - но кто сказал, что это догма?)
А может быть, дух мертвого привел меня сюда, того, кто погиб из-за врачебной ошибки (если только она была была), мелькнула у него дикая мысль, и он тут же отбросил ее - что за идиотские фантазии, - а потом подумал - по спине у него пробежал странный холодок, - почему вопросы смерти вновь преследуют меня, почему я продолжаю их задавать?
Допустим, существует лучший из миров, имя которому - рай, наконец сказал он себе. Но тогда этот, видимый мир, не имеет никакого смысла, наиболее разумным представляется умереть прямо во младенчестве, избежав мучительного пути духовного становления, телесных страданий и ударов судьбы; или тут какая-то нелепость, или выходит, что христианский бог просто насмехается над нами.
Сейчас позвонит заведующий и сообщит мне результаты экспертизы, вдруг подумал Кафка и вздрогнул - в кармане куртки зазвенел телефон. Кафка мельком взглянул на номер - звонил заведующий больницы.
Пора идти, вдруг как-то отчужденно сказал он себе, убирая телефон обратно в карман. Какой-то бесстрастный, равнодушный голос, может быть, его собственный мысленный голос, сказал ему, что он находится в состоянии аффекта - учащение пульса и дыхания, спазм периферических кровеносных сосудов, - будто констатировал со стороны сухим профессиональным тоном.
Здесь начинается вход... здесь начинается...
Кафка перелез через проволочную ограду и шагнул вниз.
Какой он, это иной лучший мир, есть ли он? Для кого было оставлено послание? Нет ли в нем логической ошибки?
Долгий свист ветра, а затем хлопок и пронзительный визг ворвались ему в уши, что-то холодное и мокрое полоснуло по лицу, вспышка боли в правой руке - бледный от ужаса, мокрый и дрожащий, он поднял голову и понял, что лежит на асфальте; половину неба заслонял узкий шатер овощного ларька. Перепуганная продавщица, маленькая девушка с книгой в руках, стояла возле опрокинутого стула.
Внезапно он понял, что упал на матерчатый купол ларька, прокатился по нему и свалился на землю, при этом задел рукой лоток с овощами - вокруг были рассыпаны помидоры и хурма.
Кафка сделал усилие и поднялся на ноги, с трудом преодолевая головокружение.
- Вы... вы... - голос продавщицы дрожал, в глазах стояли слезы. - Свалились чуть ли не на голову! ВЫ ЧУТЬ НЕ УБИЛИ МЕНЯ!
Кафка отшатнулся, бормоча извинения. Крик продавщицы прокатился в его сознании эхом, как отражение одного предмета в зеркальной галерее, лабиринте множества смыслов; в их бесконечной повторяемости смутно угадывается некий общий, не вместимый в рамки человеческого языка единый архетип - идея, связывающая воедино маленькие и разрозненные кусочки истины, объекты видимого мира и примитивные логические категории, причудливо сложившиеся в одну мозаику, и в какой-то короткий миг Кафка увидел ее, увидел и понял...
Продавщица в сердцах швырнула в него книгу; Кафка поднял ее. Это был том сочинений Хорхе Луи Борхеса.
- Возьмите, - попросил он тихо и протянул книгу хозяйке, - это чудесный писатель, пожалуйста, не обращайтесь с ним так...
Телефон в кармане куртки внезапно ожил, холодными пальцами Кафка вынул его и нажал на кнопку приема.
- Алло, доктор Кафка, - послышался в трубке чуть искаженный связью голос заведующего больницы, - мы получили результаты экспертизы пять минут назад. Комиссия экспертов признала, что установить факт смерти пациента по причине влияния побочных эффектов препарата с высокой степенью достоверности нельзя. Все в порядке. Извините, что заставили вас так сильно волноваться.
- Спасибо, - сказал Кафка и положил трубку.
- Извините меня, - еще раз обратился он к продавщице и, нагнувшись, стал собирать рассыпанные по тротуару овощи. - Не сердитесь... Поверьте, мы с вами находимся в лучшем из миров. Я только что доказал это.
"Но этого больше никогда не повторится, я обещаю это", - мысленно прибавил он.


***

*Дверь, врата, вход (санскр.)

Записан

Idem velle, et idem nolle, ea demum firma amicitia est.
Georgius
CVSTOS FORI

Ceнатор
*

Репутация: 4
Offline Offline
Сообщений: 309
NFFNSNC

« Ответ #77 : 25 Декабря 2010, 00:32:21 »

СИЛЬФИДЫ

«Сильфиды состоят в родстве с феями и нимфами. Они дружелюбны и любопытны. Все сильфы от природы умеют левитировать и становиться невидимыми, они наделены способностями к магии, особенно связанной со стихией воздуха.»   Википедия

Июльская ночь. Я возвращаюсь домой привычной дорогой. Ночь особенная. Все давно уже спят. Ласковые порывы ветерка проникают в открытую душу, будто слитую с внешним эфиром, и колышут высокую зеленую траву с каким-то неземным оттенком в свете люминисцентных фонарей. Трава причудливо раскачивается. Среди волн травы весело прыгает молодой котик, наверное он играет с сильфидами - духами воздуха! Завидев меня, он дружелюбно подбегает, и зовет меня разделить его радость. Я с ним немного поиграл, потом попрощался - уже поздно, пора идти! Я никогда не видел его прежде, и никогда - потом. Но он вечно будет жить в моей душе!
Записан

Fortes Fortuna adjuvat!
Georgius
CVSTOS FORI

Ceнатор
*

Репутация: 4
Offline Offline
Сообщений: 309
NFFNSNC

« Ответ #78 : 24 Июля 2011, 04:58:02 »

ОТБЛЕСКИ

Когда солнце, отраженное окнами соседнего дома, пропадает - это не повод для беспокойства. Оно не погасло, оно все так же сияет в голубом небе. И отражается во всем, что способно его отразить. Вернется и в соседские окна!
Записан

Fortes Fortuna adjuvat!
Georgius
CVSTOS FORI

Ceнатор
*

Репутация: 4
Offline Offline
Сообщений: 309
NFFNSNC

« Ответ #79 : 19 Декабря 2011, 07:24:35 »

Совершенно удивительная история! http://samlib.ru/editors/k/kladda_u/the_story_of_thousand_thousand_years_1.shtml
Записан

Fortes Fortuna adjuvat!
Страниц: 1 2 3 ... 6 [Все]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

+ Быстрый ответ
С быстрым ответом Вы также можете использовать BB код и смайлы.

Наши друзья: сайты Технология Альтруизма

Международный Центр Эвереттических Исследований

Хостинг: Константин Бояндин

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006, Simple Machines
XHTML | CSS | Aero79 design by Bloc